Гуревич Ф.Д. Древности северо-западных областей РСФСР в I тысячелетии н.э. - Глава II. Поселения


337


Глава II   ПОСЕЛЕНИЯ

К 40-м годам нашего столетия археологи Восточной Пруссии были вынуждены констатировать полную неизученность поселений, В. Герте и В. Ла-Бом настойчиво призывали к скорейшему изучению этих памятников,52 а К. Энгель, как уже упоминалось выше, выдвинул план действий, осуществление которого могло дать материалы лишь для первичного ознакомления с городищами. 
Археология Восточной Пруссии, игравшая руководящую роль в прибалтийской археологии, в деле изучения поселений оказалась позади археологии малоизученной Литвы, не говоря уже о значительно лучше исследованной Латвии. 
В восточной Литве ряд городищ-пилкальнисов обследовали Ф. В. Покровский, Л. О. Крживицкий, В. А. Каширский и П. Ф. Тарасенко.53 
Л. О. Крживицкий занимался также изучением поселений центральной и западной Литвы. 54 
В конце 20-х - начале 30-х годов частично раскапывались городища западной Литвы - Апуоле и Импилтис, имевшие мощные оборонительные сооружения.55 
Довольно интенсивно изучались латвийские поселения. В 1926-1930 гг. Е. Брастинсь опубликовал сводку латвийских городищ, а Ф. Балодис разработал их классификацию. В конце 30-х годов латышские археологи начали раскопки ряда крупных городищ (Межотне, Даугмале, Герсике и др.) и отдельных открытых поселений.56


1952, стр. 93-100; 3) Раскопки на городище Гра-чевка. КСИИМК, вып. 52, 1953, стр. 80-86. F. D. Guriewicz. Niektore dane о osadach i grodziskach Sambii. Rocznik Olsztynski, t II. Olsztyn, 1959, стр. 205-220. 
49 П. И. Кушнер. Этническое прошлое юго-восточной Прибалтики. Труды Инст. этногр. им. Миклухо-Маклая, М.-Л., 1951, стр. 112- 113. 
50 J. Antoniewicz. Wyniki prac wyko-paliskowych na grodzisku i podgrodziu w Jeziorku, pow. Gixjcko w 1950 r. Materjaly Wczesno^rednio--wieczne, Warszawa, 1952, t. II, стр. 235-251.- E. Антонович. К археологическому изучению древнего населения Прибалтики. Известия АН ЭССР, т. VI, Сер. обществ, наук, 1957, № 2, стр. 166-171. - J. Antoniewicz ij. Oku1 i с z. Sprawozdanie z prac wykopaliskowych, przeprowadzonych w latach 1951-1954 w Jeziorku, pow Gizycko. Materialy Starozytne, Warszawa, 1958, t. Ill, стр. 7-67. 
51 J. Antoniewicz. Niekt6re dowody kontaktow stowiansko-pruskich w okresje wczesnos>edniowiecznym w. swietle zrodel archeologicznych. Wiad. Archeol., 1956, t. XXIII, z. 3-4, стр. 233-277. 
52 W. L a - В a u m e. Die geschichtliche Bedeutung der Burgwalle Ostpreussens. Altpreussen, 1940, H. 3, стр. 43-49. - W. G a e г t e. Burgwallforschung. Altpreussen, 1935, H. 2, стр. 00. 
53 Ф. В. Покровский. К исследованию курганов и городищ на восточной окраине современной Литвы. Труды IX археол. съезда в Вильне, т. II, 1897, стр. 190-196. - Л. О. Крживицкий. Последние моменты неолитической эпохи Литвы. Сборник в честь семидесятилетия Д. Н. Анучина, М., 1913, стр. 301-311. - Архив ИИМК, ф. Археол. комиссии, д. 29/1907. 
54 Л. О. Крживицкий. Жмудские пил-кальнисы. ИАК, вып. 29, 1909, стр. 82-129. 
55 J. Puzinas. Naujausiu proistoriniu tyrinejimu. duomenys, стр. 120-126. 
56 E. Brastins. Latvijas pilskalni. Riga, 1926-1930. - F. В a 1 о d i s. Die lettische Burg


339


Энергично изучались поселения Польши, особенно ее древние города.57 
В исследовании этой группы памятников археология Восточной Пруссии, таким образом, несомненно отставала от археологии соседних стран. 
Между тем согласно археологической карте Э. Голлака и особенно сводке укрепленных поселений, составленной Г. Кроме, в Восточной Пруссии насчитывалось очень много городищ (Г. Кроме, насчитывал их свыше 500)58 (рис. 1). 
В своей тщательно проделанной работе по регистрации укрепленных поселений Г. Кроме дал подробные сведения о положении каждого сохранившегося городища на местности, сопроводив их исчерпывающей библиографией. 
Более подробно этот автор занимался оборонительными сооружениями Калининградского полуострова. Он оставил краткие описания городищ, приложив к ним


berge. Fornvannen, 1929, Н. 5, стр. 270-294. - Senatne un Maksla, 1939, Н. I-IV. - V. G i n-t e г s. Vorromische Eisenzeit Lettlands. Congres-sus Secundus Archeologorum Balticorum, Rieae, 1931, стр. 158-161. 
57 W. К о w a 1 e n k o. Grpdy i osadnictwo prodowe Wielkopolskie Wczesnohistorycznej od VI- XII w. Poznan, 1938. 
58 Следует заметить, что в это число входит также часть городищ бывшей Западной Пруссии. См.: Н. С г о ш е. 1) Karte. . . , стр. 99; 2) Ver-zeichnis der Wehranlagen Ostpreussens.


340


схематические планы.59 Из этой последней работы Г. Кроме мы узнаем, что на некоторых городищах велись эпизодические археологические работы. К ним относятся исследования валов на городищах Дружное и Куликово в 1930-1931 гг. и наблюдение за работами на городище Янтарный.60 
Не занимаясь датировкой и классификацией городищ, автор тем не менее выделяет иногда две группы укреплений: первую -более раннюю, относящуюся ко времени до XII в. и связанную с племенами пруссов, и вторую - средневековую, возникшую в связи с появлением на этой территории Тевтонского ордена.61 
Подытоживая данные по изучению немецкой археологией поселений Восточной Пруссии к 40-м годам нашего века, следует отметить хороший учет укрепленных поселений и вместе с тем их полную неизученность. 
Исследование поселений оставалось на том уровне, какого оно достигло в результате работ К. Бекгеррна и других археологов 70-90-х годов XIX в. 62 
Ввиду неизученности поселений их первичная характеристика в настоящей главе строится, преимущественно, на тех материалах, которые были добыты небольшими археологическими работами Калининградского отряда Славянской экспедиции ИИМК в 1949-1951 гг. на территории Калининградского полуострова (где в свое время было раскопано большое количество могильных памятников; рис. 2). 
Обследованные памятники по наличию или отсутствию оборонительных сооружений делятся на а) городища и б) селища. В свою очередь среди городищ выделяются: 1) мысовые, 2) городища на изолированных холмах и 3) единичное городище на дюнном всхолмлении. 
Открытые поселения представлены двумя изолированными селищами и тремя селищами при городищах. 
На основании данных, полученных при археологических работах на городищах Логвиново I и Грачевка, обследованные памятники разбиты на две хронологические группы: к первой отнесены городища и изолированные селища второй половины I тысячелетия до н. э. и первой половины I тысячелетия н. э., ко второй-городища и селища при них конца I-начала II тысячелетия н. э. 
Основанием для датировки служит сопоставление находок с поселений с материалами массовых могильников этой территории, а также с более или менее прочно датированными находками, сделанными на соседних, преимущественно восточноприбалтийских и польских, землях. 
При проведении археологических работ на Калининградском полуострове нам приходилось сталкиваться главным образом с многослойными памятниками, что при неизученности поселений крайне затрудняло их датировку. Возможно, что этими обстоятельствами объясняется и то, что среди обследованных памятников не удалось выделить группу поселений, относящуюся к VI-VIII вв. 

Ранняя группа поселений

Ранняя группа поселений включает 10 памятников: 8 городищ и 2 селища.63 
Городища этой группы, как уже отмечалось выше, преимущественно многослойные, дошли до нас в том виде, какой они приняли в результате позднейшей перестройки, что препятствует восстановлению их первоначального облика. 
Укрепленные поселения располагаются на высоких берегах первых надпойменных террас вблизи воды. Так, городище Грачевка находится на берегу безымянной реки, впадающей в Балтийское море, Заозерье, Дружное, Русское I - у впадения ручьев в озера, Логвиново II, омывалось двумя параллельно текущими ручьями. 
Среди городищ ранней группы встречаются поселения, расположенные на мысах (Куликово, Грачевка, Пионерск, Дружное и др.) и на изолированных холмах (Русское I, Богатое). 
Особый тип городища представляет поселение Логвиново II, расположенное на чрезвычайно вытянутой возвышенности дюнного происхождения (рис. 3).64

 


59 Н. С г о in e. Fiihrer zu den Friihgeschichtlichen Burgwalle Samlands. "Prussia", 1940, Bd. 34, стр. 5-83. 
60 Там же, стр. 37. 
61 Н. С r о m e. Karte. . . , стр. 101. 
62 См. главу I, стр. 333. 
63 См. Приложение, стр. 420. 
84 Там же, стр. 436. Логвиново II является единственным однослойным памятником ранней группы, однако материалы его столь незначительны,


341


Все обследованные памятники основаны на местах, хорошо защищенных природой от внешнего нападения. Особенно труднодоступными были мысовые городища. 
Располагаясь над долинами ручьев и рек на высоте до 15 м, они обычно ограждены глубокими оврагами (Грачевка, Куликово и Пионерск). Иногда овраг преграждает подступы к городищу с напольной стороны (Дружное)65 (рис. 4). 
Треугольные или полукруглые в плане площадки городищ, как правило, невелики и занимают 1000-1300 м2; лишь городище Дружное имеет свыше 2000 м2. 
Площадки мысовых городищ, поднимаясь полого от мыса к напольной стороне, завершаются крутыми склонами, носившими следы искусственного обрытия. 
Два из обследованиях городищ - Русское I и Богатое - принадлежат к поселениям на изолированных холмах среди заливных лугов. Они имели округлые в плане площадки до 60 см в диаметре, возвышавшиеся над долиной на 8-12 м, и крутые склоны со следами обрытия 66 (рис.5). 
Весьма интересно укрепленное поселение у пос. Янтарный, кратко описанное Г. Кроме. На небольшом городище, расположенном на изолированном холме и огражденном кольцевым валом, обнаружены находки, свидетельствующие о заселении этого места начиная с 1 тысячелетия до н. э. и до V-VIII вв. н. э. 67 
Возможно, что подобное же раннее поселение существовало в Таммовишкен в Черняховском районе Калининградской области, где была найдена лепная керамика с примесью дресвы в тесте.68 
Открытые поселения (Кострово и Янтарный), обследованные работами Калининградского отряда, располагаются на первой надпойменной террасе и занимают довольно значительную площадь. Селище Янтарный имело площадь более 1 га, площадь поселения в Кострове превышала 1.5 га.69 
На всех поселениях, обследованных разведочными работами, сохранился культур-


что не представляется возможным использовать это поселение в качестве типичного памятника интересующей нас эпохи. 
65 См. Приложение, стр. 437. 
66 См. Приложение, стр. 432, 434. 
67 Н. С г о m e. Fuhrer. . . , стр. 37. 
68 Schriften, 1873, Bd. 14, стр. 73. 
69 См. Приложение. CTD. 434. 436.


342


ный слой. Исключение составляет городище Пионерск, где культурный слой был полностью разрушен распашкой. 
Культурный слой на поселениях приморской полосы, возникавших на песчаной почве, почти всегда имел светло-коричневую окраску. Культурный слой интенсивно-черного цвета прослеживается только в тех местах, на которых сохранились еледы пожарищ. Мощность слоя на поселениях колебалась от 25-30 см до 1 м, достигая на мысовых городищах наибольшей глубины на склонах, а на поселениях, расположенных на холмах, - вблизи валов. В центре площадок городищ культурный слой имел минимальную мощность, а иногда отсутствовал вовсе. Культурный слой селищ распространяется более равномерно по всей площадке и не превышает 50 см.70 
Одним из наиболее важных и сложных вопросов, связанных с исследованием поселений, является установление форм жилища. Разведочные и раскопочные работы предоставили в этом отношении еще очень мало данных. 
Наши предположения о типе жилищ строятся главным образом на материалах сильно разрушенного поселения Грачевка. Здесь в результате раскопок были обнаружены разрозненные камни и ряды камней, лежавшие на материке или на тонкой прослойке культурного слоя (рис. 6). 
Можно предполагать, что с остатками жилищ связаны разрозненные булыжные камни диаметром до 40 см, вытянутые в отдельных случаях по линиям, ориентированным по странам света. В восточной части площадки отмечена группа камней, как бы составляющая угол прямоугольного или квадратного в плане сооружения.71 
Очевидно, ближайшим образом связаны с жилищами два круглых очага диаметром до 1 м, сложенных из булыжных камней;


70 Там же, стр. 434, 436. 
71 Там же, стр. 421.


343


внутри этих очагов сохранилась обожженная земля. Находившиеся на расстоянии 4 м друг от друга очаги, по-видимому, принадлежали двум различным жилищам 72 (рис. 7). 
Часть открытого круглого в плане очага со скоплением золы и углей была обнаружена также на городище Дружном.73 
В песчаном грунте Грачевки не сохранилось следов столбов, но на селище Кострово в культурном слое отмечена западина диаметром 30 см и глубиной до 40 см, которую предположительно можно считать ямой от столба.74 
На городище Янтарном вдоль вала прослеживались столбы жилищ и открытые очаги75
Таким образом, на основании отрывочных данных можно предположить, что для этой территории характерны наземные, вероятно квадратные или прямоугольные в плане, жилища столбовой конструкции. Судя по отпечаткам жердей на глиняной обмазке (рис. 8), жилища должны были быть облегченного типа; камни, лежавшие в известном отдалении один от другого, без какого-либо соединения, служили, видимо, своеобразной завалинкой. Для жилищ этого типа характерны открытые очаги. Сооружения с каменными кладками прослеживаются в других районах юго-восточной Прибалтики. Так, в с. Авенингкен Черняховского района Калининградской области в 70-х годах прошлого века под слоем пережженной земли находилась округлая в плане каменная кладка, у которой пространство между камнями заполнено кусками обожженной глины. Здесь же


72 Там же, стр 421. 
73 Там же, стр. 437. 
74 Там же, стр. 436. 
75 Н. С г о m e. Fiihrer. . . , стр. 37.


346


найдены грубая керамика и кости животных.76 
На территории современного Белостокского воеводства Польши, в повете Голдап отмечены остатки жилищ столбовой конструкции с открытыми очагами, которые датируются II-IV вв. н. э.77 Круглые и овальные каменные очаги, относящиеся к первым векам нашей эры, зафиксированы на территории современного Олыптынского воеводства.78 
Весьма любопытный материал обнаружен на поселении в бывшей Западной Пруссии, где исследован поселок I в. до н. э. - I в. н. э. Здесь обнаружены прямоугольные в плане, наземные, а иногда и слегка углубленные в почву жилища столбовой конструкции, с каменными кладками и открытыми очагами.79 
Если обратиться к аналогичным материалам других прибалтийских земель, то можно отметить городище Кланги, на котором обнаружены остатки жилищ столбовой конструкции и очаги.80 
В 1925 г. близ Боцвинки (повет Голдап) на поле обнаружены ямы, представляющие собой остатки жилищ столбовой конструкции, с открытыми очагами. Эти жилища датируются первой половиной I тысячелетия н. э.81 
В 1925-1926 гг. в воеводстве Эльбланг (Мейслатен) были обнаружены следы поселка с углубленными в землю жилищами.82 
Заслуживает внимания указание Г. Кроме о том, что на городище Янтарном были открыты следы большого помещения, которое автор называет "общественным зданием".83 При исследовании поселения Гижицко открыты остатки, возможно, полуземляночных жилищ. В некоторых из них сохранились следы пола.84 
Нам представляется, что некоторые косвенные данные для выяснения назначения жилищ может дать запас злаков, обнаруженный в Грачевке. Здесь близ северо-восточной части вала и частично заходя под вал, слое пережженной земли, на площади не менее 30 м2 лежал слой сгоревшей пшеницы.85 Его можно рассматривать как некий запас, хранившийся в специально отведенном ему месте. 
Переходя к характеристике вещевого материала, добытого главным образом в Грачевке, следует заметить, что численно он довольно значителен. Среди находок очень много керамики и большое количество янтаря, встречаются отдельные бронзовые поделки и другие находки. Характерно вместе с тем, что среди изделий сравнительно редки железные вещи. 
Керамика ранних поселений целиком лепная, весьма разнообразная.


77 Schriften, 1873, Bd. 14, стр. 137-138. 77 Altpreussen, 1938, H. 1, стр. 27-28. 
78 Там же, 1937, Н. 2, стр. 57-58. 
79 W. Н е у m. Eine baltische Siedlung der fru-hen Eisenzeit am "Kleinen See" bei kl. Starkenau (Westpreussen). Mannus, 1937, Bd. 29, стр. 3-51. 
80 Л. В. В а н к и н а. Археологические памятники I тыс. до н. э. на территории Латвийской ССР. КСИИМК, вып. XLII, 1952, стр. 74. 
81 W. G а е г t e. Eine Siedlung mit Pfostenhausern aus romischer Kaiserzeit bei Alt-Bodschwinken, Kr. Goldap. "Prussia", 1922-1925, Bd. 26, стр. 315-317. 
82 M. E b e г t. Reallexicon der Vorgeschiehte, Bd. IX, стр. 292. 
83 Н. С г о m. e. Fiihrer. . . , стр. 37. 
84 E. Антонович. К археологическому изучению древнего населения Прибалтики, стр. 168. - J. Antoniewicz i J. Oku1 i с z. Sprawozdanie. . . , стр. 20, 27. 
85 См. Приложение, стр. 421.


347


Здесь встречены сосуды различного назначения: для хранения запасов, варки пищи и изготовления сыра. Обнаружено также много столовой посуды. 
Наряду с грубой керамикой с большой долей примесей дресвы в тесте и плохого обжига встречаются великолепные образцы лощеной посуды. 
Керамика представлена сосудами баночных и профилированных форм, посудой малых и больших размеров. 
Значительная группа сосудов, предназначенная для хранения запасов, характеризуется крупными размерами (диаметром до 35 см, высотой до 50 см). Эти сосуды имеют хорошо профилированную форму, слегка отогнутый или прямой венчик, короткую шейку, высокие плечики и удлиненное тулово. Иногда встречаются и сосуды биконической формы. 
Нижняя часть этих сосудов нередко шероховатая, а иногда обмазана глиной (рис. 12). 
Обращает на себя внимание обломок сосуда этой группы, наружная часть которого шероховатая и обмазана глиной, а внутренняя глянцевито-черная. Возможно, что этот сосуд предназначался для хранения жидкости (рис. 9). 
Кухонная керамика со следами нагара, а иногда и с остатками пищи (обожженное просо) изготовлена довольно грубо. Это сосуды средних размеров (диаметром 20-25 см, высотой до 20 см), с примесью дресвы и шамота, в форме банок, мисок и горшков с высокими плечиками (рис. 10-12). 
Ближайшим образом связаны с кухонной керамикой сосуды для выделки сыра. Рыхлые и слабо обожженные, они имели прямой венчик и биконическое с дырочками тулово. Размеры этих сосудов следующие: диаметр, 12-14 см, высота 10- 12 см, (рис. 13). 
Сосуды для хранения пищи и кухонная керамика нередко орнаментированы защипами по венчику. Первая группа сосудов к тому же иногда украшена по тулову валиками с насечками и защипами86 (рис. 14). 
Весьма разнообразна столовая посуда. Здесь можно указать тонкие, хорошо отмученные и тщательно выделанные резко профилированные сосуды (диаметром до 20 см, высотой до 15 см), иногда снабженные одной ручкой, орнаментированнойштампом (рис. 15 и 16). 
Особый интерес представляет лощеная керамика, составляющая около 2/3 столовой посуды. Это черные, очень хорошо выделанные, тонкостенные (диаметром до 15 см, высотой до 12 см) горшочки, миски и сосуды с цилиндрической шейкой и широким туловом (рис. 17).87 
Наряду с черной встречается желтая лощеная керамика менее совершенной выработки. Здесь лощение прослеживается нередко лишь с наружной стороны сосуда. 
Желтая керамика представлена тонкостенными мисками с ребристым изломом и одноручными, профилированными сосудами, аналогичными вышеописанным нелоще-


86 Подобная керамика встречена на других городищах (см. Приложение, стр. 434, 436, 437). 
87 Помимо Грачевки, эта керамика найдена в Заозерье, Русское I, Логвииово II (см. Приложение, стр. 434, 436, 437).


348


ным. Размеры сосудов: диаметр до 20 см, высота 13-14 см. 
Желтая лощеная посуда иногда орнаментирована двойными ломаными линиями по тулову, а ручки их - вертикальными насечками (рис. 16). 
Среди отдельных обломков обращают на себя внимание фрагменты сосудов с парными налетами на стенках (рис. 19). 
Найдены единичные черепки со шнуровым орааментом, украшенные ямками (рис. 20). 
Таким образом, в ранних поселениях среди массовой керамики можно отметить разнообразные формы сосудов: крупные корчаги и миски, слабо профилированные сосуды с защипами по венчику и одноручные, резко профилированные сосуды, специализированные горшки для изготовления сыра и различные формы лощеной керамики. 
Аналогичная керамика найдена при иссле довании поселения Гижицко. Таковы не-


349


которые формы мисок и одноручных сосудов, сосуды для изготовления сыра и др. Сходство отмечается в приеме обмазывания наружной части сосуда и в орнаментации защипами.88 
Вместе с тем аналогии этой керамике находятся в могильных памятниках Калининградского полуострова. 
Аналогии крупным сосудам часто встречаются в инвентаре могильников Коврове и Котельниково.89 
Мисочка из Кострово (рис. 70, 1) сходна с сосудом в погребении 165 могильника в Коврове.90 Желтая лощеная миска из Грачевки аналогична миске из погребения 33 могильника Петелькау.91 Сосуд с заглаженной верхней и шероховатой нижней частью найден в погребении 15 могильника Коврово.92 
Эта керамика встречается и в инвентаре могильников восточной Мазовии.93 
Подобная керамика повсеместно распространена в памятниках Польши, датированных первыми веками нашей эры.94 
Прием обмазывания поверхности сосудов глиной широко практиковался и в керамике


88 J. Antoniewicz i J. Okulicz. Sprawozdanie. . . , табл. И, 19; VIII, 3, 7, 8; IX, 10; XI. 
89 Ostpr. Alt., табл. XXI, 2, 4. - W. G a e r t e. Urgeschichte Ostpreussens, стр. 217, рис. 164. 
90 Ostpr. Alt., табл. XXVI, 8. 
91 "Prussia", 1909, Bd. 22, стр. 114, рис. 109. 
92 Ostpr. Alt., табл. XII, 7. 
93 J. M а г с i n a k, Dwa cmentarzyska cialopalne z okresu rzymskiego w Judzikach i Barglowie Dwornym, pow. Augustow. Wiad. Archeol., 1950. t. XVII, стр. 57. 
94 J. Antoniewicz. Archeologia Polska. Warszawa, 1928, стр. 159.


351


Латвии, датируемой последними столетиями до нашей эры.95 
Среди керамики Грачевки встречаются обломки сосудов с парными округлыми на-лепами на стенках. Подобные налепы - характерная черта сосудов-"приставок" в погребениях ряда могильников Калининградского полуострова.96 
Второе место среди находок принадлежит янтарю, который в виде необработанных кусков найден на многих ранних поселениях.97 
В Грачевке обнаружено свыше 500 кусков янтаря. Часть из них находилась в сосудах, иногда неподалеку от очагов, что, возможно, связано с тем, что янтарь могли "томить", т. е. держать вблизи огня, для того, чтобы он изменял свою окраску.98 (рис. 21). 
Незначительное количество янтаря имеет следы обработки, обточенные и шлифованные грани. 
Встречено также несколько заготовок из янтаря для бус округлой и цилиндрической формы, диаметром до 1.5 см. В числе заготовок одна, крупного диаметра (5 см), предназначалась, по-видимому, для пряслица (рис. 22, 1). 
Готовых изделий из янтаря найдено очень мало. Среди них 7 бус, из которых лишь одна, уплощенно-цилиндрической формы, с рифленой боковой частью, тщательно обработана. Остальные 6 бус, уплощенно-круглые или цилиндрические, изготовлены грубо и примитивно99 (рис. 23, 6-12). 
Отметим, что куски янтаря наряду с янтарными изделиями являются характерными находками могильных памятников этой территории.100 
Остальные находки встречаются единично; к ним принадлежат металлические шлаки, изделия из бронзы и отдельные стеклянные бусы. 
Куски железных шлаков, обнаруженные в Грачевке, Русское I и др., небольших размером и легкие. 
Железные изделия на поселениях единичны и весьма невыразительны.101 Это небольшие куски окислившихся вещей, назначение которых трудно определить. 
Из немногочисленных бронзовых поделок следует назвать ажурную подвеску и две бронзовые булавки, одна из которых с конической, рифленой головкой напоминает изделия, встречающиеся в Понеманье102 (рис. 24, 1-3). 
Значительный интерес представляет бронзовая оковка с утолщенным краем, в кото-


95 Л. В. В а н к и н а. Археологические памятники I тыс. до н. э. на территории Латвийской ССР, стр. 73, рис. 25. 
96 Ostpr. Alt., табл. XX. 
97 См. Приложение, стр. 424, 432 и др. 
98 Янтарь в очагах найден на поселении г. Kaлиша римского времени (см.: М. D г е w k о. Slady -osady z czasow cesarstwa Rzymskiego na Tyncu w Kaliszu. Wiad. Archeol., 1953, t. XIX, стр. 201). 
99 См. Приложение, стр. 424. 
100 См. главу III настоящей работы. 
101 См. Приложение, стр. 424. 
102 W. G а е r t e. Urgeschichte Ostpreussens стр. 226, рис. 171.


353


рой, видимо, можно усмотреть край сосуда103 (рис. 24, 4). 
Среди других единичных находок следует упомянуть синие стеклянные кольцевые бусы104 (рис. 23, 1-5). Подобные находки хорошо известны по могильным памятникам этой территории.105 
Из числа органических остатков в Гра-чевке найдены злаки. По определению В. А. Петрова, это мягкая пшеница хорошего налива и метельчатое просо.106 
Кости животных в песчаном слое не сохранились. 
Ввиду неисследованное поселений вопрос о датировке ранних слоев поселения в Грачевке и других синхронных поселений является весьма сложным. 
Обломки сосудов со шнуровым и ямочным орнаментом и обломок обушной части каменного топора свидетельствуют о том, что на этом месте существовало поселение эпохи неолита или ранней бронзы.107 
Значительная часть керамики может быть отнесена ко времени до середины I тысячелетия до н. э. Это одноручные сосуды, некоторые тины мисок, возможно сосуды для изготовления сыра и другая керамика, сходные формы которой найдены на поселении Гижицко. У подножия вала этого городища встречен обломок широкого пластинчатого браслета с продольной и косой насечкой, позволяющей датировать весь слой временем перехода от гальштадта к латену.108 
Поселения первой половины I тысячелетия н. э. на тех местах, где позже были городища, не являются редкостью в Прибалтике. Так, на городище Янтарном была обнаружена керамика раннего железного века, т. е. не позднее V в. до н. э.109 
Одноручные сосуды известны из курганных находок эпохи позднего латена.110 Вместе с тем ряд находок свидетельствует о том, что здесь поселение существовало и в первую половину I тысячелетия н. э. 
Распространенные в Грачевке крупные сосуды с высокими плечиками и защипами по венчику характерны для ряда могильников Калининградского полуострова (Котельниково, Эйсельбитен, Грейбау, Зеерапен, Коврове и т. д.).111 Урны этого типа найдены лишь в захоронениях, совершенных по обряду трупосожжения, где пережженные кости складывались в сосуды. Самое сочетание такой керамики с указанным обрядом является в известной мере


103 См. Приложение, стр. 424. Часть бронзового ковша найдена в одном из могильников Калининградского полуострова - Поваровке (Н. J. E gg e r s. Der Romische Import im freien Germanien. Hamburg, 1951, стр. 102-103). 
104 См. Приложение, стр. 424. 
105 Schriften, 1878, Bd. 19, стр. 239-240. 
106 См. Приложение, стр. 448, 449. Определение злаков произведено также сотрудником Всесоюзного института растениеводства М. И. Якубцинером. 
107 W. G a e r t e. Urgeschichte Ostpreussens, стр. 39, табл. 26; стр. 150, рис. 101. 
108 J. A n t о n i e w i с z. Wyniki prac. . . , стр. 241-243. 
109 Н. С г о m e. Fuhrer. . . , стр. 37. 
110 W. G a e r t e. Urgeschichte Ostpreussens, стр. 150, рис. 101. 
111 Ostpr. Alt., табл. XVIII.


354


основанием для датировки: на материале могильников устанавливается, что складывание кальцинированных костей в урну существовало лишь до IV-V вв. н. э. Позднее пережженные кости погребались без урны. 
Интересующая нас керамика встречена в погребениях с двумя группами находок. 
Одна из них сопровождалась фибулами с подогнутой ножкой, иногда с серебряными колечками на дужке, гривнами с обвитыми проволокой концами и с характерным замком в виде крючка и петли. В мужских погребениях с интересующими нас сосудами встречены втульчатые топоры. Весь этот набор вещей датируется в основном III- IV вв. н. э.112 
Эти же сосуды встречаются и с более поздним инвентарем. Так, в погребении 140 могильника Коврово, помимо сосуда этого типа, найдены: ременный язычок с тисненым орнаментом, восьмигранные стеклянные и плоско-выпуклые янтарные бусы, а в погребении 147 этого же могильника встречены фибулы.113 
Нельзя не отметить также того, что сосуды указанного типа обычно находят совместно с римскими монетами, которые на этой территории не встречаются позднее V в.114 
Выше упоминались обломки сосудов с парными налепами. Эти налепы весьма характерны. В керамике могильников Калининградского полуострова они встречаются лишь в тех погребениях, которые датируются III-V вв. (Эйслитен, Коврово, Грейбау, Польвиттен и др.).115 
Сосуды с шероховатой нижней частью в погребениях восточной Мазовии найдены вместе с инвентарем II-III вв.116 
Мисочка из Кострово сходна с сосудом из могильника Вогау (Багратионовский район Калининградской области), к сожалению, найденным вне комплекса; сосуды этого типа известны также в комплексах Польвиттен, датированных III-V вв.117 
Черный лощеный горшочек с поселения аналогичен сосуду из погребения 129-а


112 Там же, стр. 19, 24, 31. 
113 Там же, стр. 19-20. 
114 См. главу III настоящей работы. 
115 Ostpr. Alt., табл. XX. 
116 J. М а г с i n a k. Dwa cmentarzyska. . стр. 65, 75, 76. 
117 Ostpr. Alt., стр. 34.


355


в Грейбау, обнаруженному вместе с вещами III-IV вв. 
Часть черных лощеных сосудов сходна с керамикой мазовецких могильников III- IV вв. н. э. (повет Мрангов).118 
Янтарь в кусках характерен лишь для погребений этой территории, относящихся к первой половине I тысячелетия н. э. Следовательно, массовые находки его на поселении являются известным датирующим признаком. 
Хорошо выделанные янтарные цилиндрические бусы с рифлеными бочками, подобные экземпляру из Грачевки, встречены в ряде погребений могильника Гребитен. Они найдены вместе с фибулами с подогнутой ножкой, иногда с кольцевыми украшениями и другими изделиями, относящимися к III-IV вв.119 Подобная буса обнаружена в погребении 7 Боцвинка (повет Голдап) с фибулой с подогнутой ножкой.120 
Датирующими находками служат также синие кольцевые бусы, которые довольно часто встречаются в могильных памятниках этой территории. В погребении 98 Гребитен они найдены вместе с фибулой с подогнутой ножкой, с кольцевым украшением.121 
Бронзовые булавки, подобные найденным в Грачевке, известны в могильниках повета Мрангов III-V вв.122 До некоторой степени датирующей находкой является и край бронзового сосуда. Ближайший на этой территории бронзовый ковш найден в Поваровке вместе с витой гривной с отогнутыми концами, пластинчатым браслетом и резко профилированной фибулой. Как справедливо писал А. Бецценбергер, этот комплекс относится к III-IV вв. н. э.123 
Датировка материалов Грачевки может быть распространена и на материалы ряда других поселений Калининградского полуострова. Черная лощеная керамика в Заозерье, Логвиново II, Русское I и селище Кострово дает возможность отнести эти памятники к тому же времени, которым датируется Грачевка, а наличие на селище Янтарный профилированной керамики с защипами по венчику позволяет причислить и это поселение к памятникам III-V вв. 
Итак, сопоставляя материалы поселений Калининградского полуострова с материалами синхронных поселений и погребений, можно прийти к следующим выводам.


118 W. G а е г t e. Urgeschichte Ostpreussens, стр. 217, рис. 164, а, с. 
119 G. В u j а с k, J. Н е i d e с k. Das Graberfeld der ro'mischen Periode zu Grebieten "Prussia", 1886-1887, Bd. 13, (В дальнейшем: Grebieten), стр. 208, 212-214, 245, 247-249. 
120 Schriften, 1878, Bd. 19, стр. 257. 
121 J. Heydeck. Grebieten, стр. 245. 
122 W. G a e r t e. Urgeschichte Ostpreussens, стр. 226. 
123 А. В e z z e n b e r g e r. Analysen. . . , стр. 79-81.


356


Ранняя группа поселений представлена как укрепленными, так и открытыми поселениями с остатками прямоугольных в плане наземных, а возможно и частично углубленных жилищ облегченной конструкции, с открытыми очагами внутри жилищ. Жилища эти были, по-видимому, небольшими, о чем свидетельствует незначительное расстояние между очагами. 
Находки, обнаруженные на поселениях, и в первую очередь керамика, позволяют выделить: 1) памятники, относящиеся к I тысячелетию до н. э. и 2) памятники III-V вв. н. э. 
Значительный интерес представляет то, что материалы поселений в известной мере совпадают с могильниками этой территории. 
Как можно убедиться, соотношение между городищами и селищами в обследованных памятниках таково, что здесь преобладают укрепленные поселения. Вместе с тем есть все основания предполагать, что открытых поселений было значительно больше, чем их известно в настоящее время. Немецкие археологи ими почти не занимались. Селища, обнаруженные при случайных обстоятельствах, не заносились в раздел археологических памятников. 
Существование ранних поселений на тех местах, где впоследствии основаны городища, помимо вышеупомянутого Езерко в Польше, известны в восточной Прибалтике. Это Апуоле и Импильтис в Литве, Даугмале, Асоте и другие в Латвии, датируемые первой половиной I тысячелетия н. э.124 

Поселения конца I - начала II тысячелетия н. э.


Основную массу поздних поселений ставляют памятники конца I-начала II тысячелетия н. э. Эта группа, по данным наших работ, насчитывает 15 городищ и 3 селища.125 
О периоде VI-VIII вв. известно немного. 
Среди немногочисленных памятников этого времени можно указать городище Дружное,

 


124 История Латвийской ССР, т. I. Рига, 1952, стр. 41. - X. А. М о о р а. Возникновение классового общества в Прибалтике. СА, № 17, 1953, стр. 117. - Э. Д. Ш н о р е. Асотское городище по данным археологических раскопок 1949-1954 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Рига, 1958. 
125 См. Приложение, стр. 420.


357


где наряду с керамикой первой половины I тысячелетия н. э. найден обломок сосуда с длинной шейкой и ребристым туловом. Подобная керамика известна в ряде погребальных комплексов этой территории VI-VII в.126 
В свое время Г. Кроме некоторые городища (Янтарный, Дружное) рассматривал в качестве памятников, существовавших до III-VIII вв.127 
Отдельные поселения, относящиеся к VI- VIII вв., известны в окрестностях Эльблонга, где обнаружены прямоугольные в плане жилища столбовой конструкции, в центре которых находились каменные очаги.128 
Начиная с VI-VIII вв. в восточной Прибалтике значительно возрастает роль укрепленных поселений.129 
Часть обследованных нами памятников возникает на тех же местах и поселениях первой половины I тысячелетия н. э. (Грачевка, Заозерье и др.). Наряду с этим появляются поселения, основанные на новых местах (Логвиново I, Русское II, Кумачево и т. д.).130 Селища прослеживаются главным образом при городищах.131 
Среди укрепленных поселений по-прежнему отмечаются мысовые городища и городища, расположенные на холмах. Однако соотношение между ними несколько иное, чем в предшествующее время. Если в ранний период число городищ, расположенных на холмах, незначительно, то в конце I- начале II тысячелетия они составляют половину памятников (7 из 15).132 
Мысовые городища соответственно системе оборонительных сооружений делятся на следующие типы: 1) простые, 2) усложненные и 3) сложные. 
Простые укрепленные поселения, защищенные с напольной стороны одним валом (Пионерск, Куликово), а иногда дополнительным мысом (Дружное), описаны выше. 
Этот тип поселений существовал и в конце I-начале II тысячелетия н. э.133 
Аналогичные поселения известны по данным немецкой литературы. Городище Лазовское во многом сходно с городищем Куликово134 (рис. 25,2). На о. Дайме зарегистрировано укрепленное поселение с мысовым и напольным валом, весьма сходное с городищем Дружное.135 По pp. Голдапу, Дайме, Анграпе известен ряд мысовых городищ, обнесенных валом с напольной стороны.136 Новый, несколько усложненный тип мысового городища, огражденного с напольной стороны двумя-тремя валами, представлен поселениями Логвиново I, Заозерье, Романове II и др. Их валы достигали 5-6 м высоты, и между ними пролегали рвы глубиной до 2 м137(рис. 26). Система двойных и тройных валов на городищах известна также в Окунево, Иерусалиме, Колодцах (рис. 25, 3, 4), Таммовишкен.138 
У с. Дунаевка расположено мысовое городище с мощными кольцевыми валами (рис. 25, 7).139 Наиболее сложный тип мы-сового городища представлен в Грачевке, где отмечаются две разделенные рвом площадки. Одна из них полукруглой формы, окружена кольцевым валом, в то время как другая, прямоугольная с закругленными углами, ограждена с восточной стороны одним, а с западной - двумя валами и рвом140 (рис. 27). Весьма любопытно по своему устройству городище Великолукское (Калининградский полуостров), состоявшее из двух разделенных рвом площадок и окруженное валами; оно во многом повторяло устройство оборонительных сооружений Грачевки (рис. 25, 7).141 
При описании поселений первой половины I тысячелетия н. э. упоминалось, что размеры площадок на мысовых городищах невелики. Небольшие площадки характерны и для городищ поздней группы. Исключение составляет лишь городище Романове II, площадка которого занимала 3000 м2.142


126 См. главу III настоящей работы. 
127 Н. С г о m e. Fuhrer. . . , стр. 9, 37. 
128 М. Е Ь е г t. Reallexicon der Vorgeschichte, Bd. IX, стр. 292. 
129 X. А. М о о p а. Возникновение классового общества в Прибалтике, стр. 117. 
130 См. Приложение, стр. 438, 446, 447. 
131 Там же, стр. 432, 437, 442. 
132 Там же, стр. 424-432, 437-442, 444-447. 
133 Там же, стр. 433, 437. 
134 Н. С г о m е. Fuhrer. . . , стр. 56. 
135 Там же, стр. 73. 
136 Schriften, 1873, Bd. 14, стр. 75-79. 
137 См. Приложение, стр. 437, 438, 446. 
138 Н. С г о m е. Fuhrer. . . , стр. 56, 76; Schriften, 1873, Bd. 14, стр. 73. 
139 Н. С г о m е. Fuhrer. . . , стр. 24-26. 
140 См. Приложение, стр. 420-421. 
141 Н. С г о m е. Fuhrer. . . , стр. 61. 
142 См. Приложение, стр. 446.


360


С напольной стороны городищ за валами иногда находились селища, занимавшие в отдельных случаях пространство, намного превышающее площадь городища.143 Единичные селища при городищах известны и по старой немецкой литературе; таково Таммовишкен в Черняховском районе.144 Открытое поселение при городище изучалось Е. Антоневичем в Мазовии (Езерко).145 Вторую группу поздних поселений составляют городища, расположенные на высоких холмах, господствовавших на местности. В этой группе, как и в укрепленных поселениях, расположенных на мысах, можно отметить простые, усложненные и сложные оборонительные сооружения. 
К числу простых поселений этого типа принадлежат городища Марьино и Романове I, расположенные на сравнительно высоких изолированных холмах вблизи воды. На этих поселениях не было оборонительных сооружений, и лишь на склонах городищ, можно заметить следы искусственного обрытия. 
В Марьино одна из сторон (обращенная к реке) несколько выше остальной площадки146 (рис. 28). 
К числу усложненных можно отнести городище Цигенберг, обнесенное двумя замкнутыми валами, притом высота наружного вала достигала в отдельных местах 7 м. На Калининградском полуострове можно указать ряд других укрепленных поселений на холмах с довольно сложной системой оборонительных сооружений, занимавших самые высокие точки Калининградского полуострова.147 
Площадки этих городищ, имеющие в Русском II форму трапеции с закругленными углами, а в Кумачеве форму эллипса, значительно превышают размеры площадок мысовых городищ и достигают 8000 м.148 На по-


143 См. Приложение, стр. 432, 437. 
144 Schriften, 1873, Bd. 14, стр. 75-79. 
145 J. Antoniewicz. Wyniki prac. . ., стр. 254. 
146 См. Приложение, стр. 447. 
147 Там же, стр. 445, 446. 
148 Там же, стр. 445, 446.


361


селении Русское II площадка окружена кольцевым и спиральным валами. В западной части между ними возведены два дополнительных вала149 (рис. 29). В Кумачеве вокруг площадки возведены два мощных кольцевых вала, а с северной стороны сооружен еще дополнительный полукольцевой. На склоне этого городища насыпан еще один вал.150 Сложную систему оборонительных сооружений имели городища, расположенные на холмах, известные по работам Г. Кроме (Ветрово, Эллерхаус, Клейн-Дрозден151 (рис. 25, 6, 8). 
Таким образом, городища Калининградского полуострова принадлежат к числу тех поселений, где большое значение имеет сложная система оборонительных сооружений. 
Своеобразие вышеописанных городищ становится особенно наглядным при их сравнении с укрепленными городищами смежных территорий, в частности западной Мазовии. Разведочными работами здесь обнаружены укрепленные поселения со сравнительно простыми оборонительными сооружениями. Это холмы с искусственно срезанными склонами, мысовые городища с валом или городища на холмах, с замкнутым валом.152 
Для городищ центральной Литвы Л. О. Крживицкий выделяет два типа укреплений: мысовые и седловидные; к последним автор относит городища на холмах, обнесенные кольцевым валом.153 
Ф. Балодис, классифицируя латвийские городища, выделяет среди них: 1) городища на холмах, со срезанными склонами, не имевшими оборонительных сооружений;


149 Там же, стр. 445. 
150 Там же, стр. 446. 
151 Н. С rome. Fuhrcr. . . , стр. 32, 55. 
152 J. Antoniewicz. Z zagadnien ochrony zabytkow wczesno^redniowiecznego budownictwa obronnego na Warmii i Mazurach. Sprawozdanie Panstwowe Muzeum Archeologiczne, 1950, t. Ill, z. 3-4, стр. 51-77. 
153 Л. О. Крживицкий. Жмудские пилкальнисы, стр. 82-129.


362


2) городища со ступенчатыми спусками и террасами; 3) городища с кольцевым валом; 4) городища с укрепленным спуском и валом с одной стороны площадки и 5) городища, находящиеся в конце или середине гряды холмов и отделенные от них одним или несколькими неглубокими рвами.154 
В Эстонии А. Тальгрен намечает четыре типа городищ: 1) укрепленные поселения без оборонительных сооружений; 2) городища мысового типа; 3) оборонительные сооружения на небольшой возвышенности и 4) городища на высоких холмах.155 
На территории центральной Польши (Wielkopolska) отмечаются поселения с кольцевым валом и поселения на мысах.156 
Нельзя не упомянуть также многочисленных городищ Белоруссии и северозападных областей РСФСР, где чрезвычайно распространен тип мысовых городищ наряду с городищами с замкнутым валом.157 
При всем разнообразии типов городищ, известных на смежных территориях, трудно, однако, указать там городища, имевшие столь же сложные оборонительные сооружения как городища: Грачевка, Великолукское, Русское II, Кумачево и др. 
Характерным признаком поселений поздней группы являются валы. Об их устройстве можно судить на основании частичного вскрытия вала в Грачевке и зачистке обнажений в поселениях Богатое, Русское I и Куликово, а также по данным немецкой литературы. Высота валов обычно 2-3 м, нередко они достигают 5-7 м, а один из валов Грачевки имеет высоту 8 м158 (рис. 30, 1). 
Несмотря на значительные размеры валов, внутреннее устройство их довольно примитивно. Под дерном обычно можно видеть слой насыпной земли, чаще всего песка, в котором на различных глубинах лежат булыжные камни диаметром до 70 см. Камни лежали разрозненно, либо были соединены в небольшие кучи (рис. 30, 2). 
При разрезе вала в северо-восточной части мысовой площадки Грачевки обнаружено три слоя булыжных камней, лежащих на глубине от 40 см до 1.6 м. Каждый из слоев присыпан песком, в котором нередко встречаются обломки керамики, характерной для раннего поселения. 
Камни, находящиеся внутри вала, имеют преимущественно небольшие размеры, в то время как отдельно лежащие булыжники довольно крупные. В валу Грачевки был найден камень 1.5 м длиной.159 
На второй площадке Грачевки также обнаружены булыжные камни, относящиеся к внутренней конструкции вала.160 Отдельно лежащие или соединенные в кучки камни в валах отмечаются в поселениях: Богатом (рис. 31), Куликово, Русском I и Логвинове II,161 т. е. на поселениях как ранней, так и поздней группы. 
Помимо камней, при возведении валов использовалось дерево. В Заозерье обнаружены куски истлевшего дерева, связанные, по-видимому, с внутренним устройством вала.162 Г. Кроме писал, что при разрезе валов на городищах Дружное и Куликово найдены следы деревянных конструкций. В Куликово они представляют собой обугленные балки, лежавшие на глубине 2.5 м.163 Куски обожженной глины и остатки установленных в вертикальном положении дубовых бревен прослежены в городище Б аллетен Озерского района. Обожженная глина отмечена также в валу городища Юдтшен Гусевского района.164 
Трудно сказать, относятся ли сохранившиеся на этих городищах валы к ранним поселениям. Вряд ли можно, однако, сомневаться в том, что на мысовых городищах они должны были существовать уже в раннюю пору; поселения на высоком недоступном для внешнего нападения месте лишь в том случае соответствовали своему назначению, если они были снабжены с незащи-


154 F. В а 1 о d i s. Die lettische Burgberge, стр. 270-294. 
155 А. М. Т a 11 g г е n. Zur Archaologie Eestis, Bd. II, стр. 160-163. 
156 W. Kowalenko. Grody i osadnictwo. . ., стр. 49-73. 
157 Працы Катэдри археолога, т. I, Менск, 1928. - Працы Археалёпчнай камисп, т. II, Менск, 1930. - Я. В. Станкевич. 1) Археологическая разведка в Великолукской обл. КСИИМК, вып. XXXVIII, 1951, стр. 85-86; 2) Итоги археологических работ в Великолукской обл. КСИИМК, вып. XLVII, 1952, стр. 91; 3) Исследование памятников I тысячелетия н. э. в верховьях Западной Двины за 1940-1951 гг. КСИИМК, вып. 52, 1953, стр. 66. 
158 См. Приложение, стр. 421. 
159 Приложение, стр. 429. 
160 Там же, стр. 432. 
161 Там же, стр. 433, 434, 436. 
162 Там же, стр. 437. 
163 Н. С r о m e. Fuhner. , . , стр. 50. 
164 Schriften, 1873, Bd. 14, стр. 77.


364


щеннои, напольной стороны системой укреплений. 
Что касается вала на городище Грачевка, то этого вопроса нам уже приходилось касаться. 
В первой публикации этого памятника нами было высказано предположение, что древнее поселение в Грачевке не имело оборонительных сооружений. Основанием для такого утверждения послужило то обстоятельство, что слои нижнего горизонта поселения частично оказался под валом. Впоследствии от этого мнения пришлось отказаться; нахождение части культурного слоя под валом может объясняться его оплывом. Возможно, что благодаря какой-то преграде, смывавшийся культурный слой был остановлен и сконцентрирован. Этой преградой и являлся, по-видимому, вал.165 
Камни и деревянные сооружения обнаружены в валах городищ восточной Прибалтики - Апуле и Импильтис, особенно на последнем.166 
А. Тальгрен отмечает, что в основании земляных валов эстонских городищ использовались камни.167 
Большие, но в общем простые по своему устройству валы городищ Калининградского полуострова время от времени нуждались в обновлении. Одним из примеров этого является, по-видимому, вал в Грачевке, состоявший из трех ярусов камней. 
Гораздо меньше данных имеется об устройстве рвов, достигавших в отдельных случаях 5 м глубины и 15 м ширины. Бёнигк предполагал, что это были сухие, т. е. незаполнявшиеся водой, рвы.168 
Почти на всех поздних поселениях (за исключением Марьино) сохранился культурный слой. Мощность его не превышает 50- 80 см. Насыщенность культурного слоя находками сравнительно небольшая, характерным заполнением его были булыжные


165 Ф. Д. Г у р е в и ч. Раскопки на городище Грачевка, стр. 85, 86. 166 J. Р u z i n a s. Naujausiu proistoriniu tyrinejimu duomenys, табл. LIII. 167 А. М. Т а 1 1 g г е п. Zur Archaologie Eestis, Bd. II, стр. 160. 168 В о e n i g k. Ueber Ostpreussische Burgwalle, стр. 70.


365


камни разнообразных размеров169 (рис. 32 и 33). 
Из раскопок поздних поселений получено значительно больше материала для суждения о жилищах, чем в материалах ранних поселений. Основной материал для реконструкции жилищ добыт раскопками Грачевки. Здесь были открыты остатки прямоугольных в плане наземных жилищ от 9 до 30 м2, по периметру которых лежали отдельные камни, составлявшие своеобразную завалинку, или кладку. 
На примере лучше сохранившихся жилищ можно установить, что кладки ориентированы по странам света. 
Угловые камни кладок выделялись своими размерами. Если камни, составлявшие стенки жилищ, имели 40-50 см в диаметре, то угловые камни имели диаметр 60-70 см. Под ними лежали, обычно мелкие камни, служившие для укрепления угловых.170 Внутри помещений иногда имеется стенка из камней, делившая жилище на две части171 (рис. 34 и 35). 
В центре жилища находились открытые очаги, полностью воспроизводившие подобные сооружения раннего поселения, расположенного на этом городище172 (рис. 36). 
К отдельным жилищам примыкали мостки, выложенные из мелких камней и имевшие до 7 м длины и 50-60 см ширины. В ряде случаев мостки прослеживались во внутренней части жилища173 (рис. 37). 
В границах каменных кладок найдены обломки керамики, куски янтаря, железные изделия и т. д. На полу нередко можно видеть золу и вкрапления углей.174 
В Логвиново I жилища сохранились хуже, чем в Грачевке, но и здесь можно отметить остатки неправильно прямоугольных в плане помещений, в центре которых сохранились открытые очаги175 (рис. 38 и 39).


169 См. Приложение, стр. 425-429, 439-440; городища Грачевка, Логвиново I и др. 
170 Там же, стр. 425. 
171 Там же. 
172 Там же. 
173 Там же. 
174 Там же, стр. 425, 426. 
175 Там же, стр. 439, 441. Во время раскопок 1956 г. вблизи очага на расстоянии 2-4 м встречались ямки от столбов, врытых в материк на глу-


366


Часть каменной кладки обнаружена при разведочных работах в Романове II.176 
Наряду с прямоугольными каменными кладками на этих поселениях найдены куски обожженной глиняной обмазки со следами отпечатков тонких жердей и соломы.177 Внутри жилищ и рядом с ними обнаружены керамика, значительное количество железных изделий, единичные бронзовые вещи и т. д. В Грачевке, кроме того найдено много янтаря. 
Жилища, видимо, были расположены довольно плотно. В Грачевке, помимо явных следов жилищ, сохранилось много беспорядочно лежащих камней и изолированно стоящих очагов, которые, без сомнения, также можно считать остатками жилищ.178 
В 70-х годах XIX в. на городище Русское II Бенигк открыл следы прямоугольного в плане жилища столбовой конструкции с каменной кладкой размерами 7 X 2.20 м, внутри которой обнаружены куски красной обожженной глины с отпечатками соломы. Здесь же были найдены обломки лепной керамики.179 
На одном из городищ повета Растемборк обнаружена каменная кладка 7.30x4 м, состоявшая из двух рядов камней. 
Нижний ряд состоял из крупных, а верхний из мелких камней. Рядом с кладкой найдено много глиняной обмазки с отпечатками соломы.180 
Таким образом, для этой территории вырисовывается характерный тип прямоугольного в плане жилища, нижняя часть которого представляет собой кладку типа завалинки. Вероятнее предположить, что это были жилища столбовой конструкции, но


176 См. Приложение, стр. 447. 
177 Там же, стр. 439. 
178 Там же, стр. 425-428. 
178 В о е n i g k. Ueber Ostpreussische Burgwalle, стр. 120, 121. 
180 G. В u j а с k. Ein Wachthaus. . . . стр. 120-121.


367


облегченного типа, о чем косвенно свидетельствуют весьма примитивные очаги. 
Каменные кладки довольно широко распространены и на территории, лежащей на восток и северо-восток от Калининградской области. 
Занимаясь исследованием городищ восточной и центральной Литвы, Л. О. Крживицкий еще в начале XX в. обратил внимание на каменные кладки, встречавшиеся на поселениях, и ставил вопрос о том, не являются ли они остатками жилищ.181 
Каменные кладки конца I тысячелетия н. э. известны на городище Таниса Калнс (Латвия). Эти кладки сохранились в отдельных случаях в виде двух ярусов камней и рассматривались автором публикации как остатки жилищ.182 
На городище Банцеровщина в Белоруссии также встречаются остатки каменных жилищ в виде площадок.183 
За последние годы ряд каменных кладок более раннего периода обнаружен на городищах Подвинья184 (городища Подгай, Михайловское, и др.). 
Следует заметить, что каменные кладки Белоруссии и Подвинья имеют несколько иной характер. Однако наличие их на сравнительно широкой территории свидетельствует о значительном распространении жилищ с использованием кладок. 
Прямоугольные в плане наземные жилища столбовой конструкции обнаружены также к западу от Калининградской области (Эльблонг).185 
Постройки облегченного типа подтверждаются позднейшими этнографическими материалами. 
"Маленькая хижинка. . . бедного литовца, построенная из нетолстых бревен, разбирается на отдельные части, как балки, козлы, двери, и все это вместе со всем жилым имуществом перевозится на вновь избранное для постройки место. Тут на фундаменте, устроенном из известного количества больших камней, строится новое жилище, в котором жилец проживает до тех пор, пока вновь не пожелает переменить место жительства".186 
В жилищах поздних поселений прослеживается определенная преемственность с жилищами поселений ранней группы. 
Сохранившие свои четкие очертания поздние каменные кладки Грачевки с открытыми очагами, по-видимому, воспроизводили подобные же сооружения раннего поселения, дошедшие до нас в виде отдельных камней и изолированных очагов. Можно предположить, что черты преемственности прослеживаются и в разделении прямоугольных в плане кладок на две части. Подобное устройство жилищ характерно для жилищ V- VIII вв. н. э., исследованных в Эльблонге.187 
Переходим к описанию находок с поселений.


181 Л. О. К р ж и в и ц к и и. Последние моменты неолитической эпохи Литвы, стр. 308. 
182 F. В а 1 о d i s. Die lettische Burgberge, табл. Ill, 1.Ш История Белорусской ССР, ч. I. Минск, 1948, стр. 37. 
184 Я. В. Станкевич, см. настоящий сб., стр. 46-53, 68-75. 
185 М. Е Ь е г t. Reallexicon der Vorgeschichte, Bd. IX, стр. 292. 
186 цИТИрую по А. Ф. Мержинскому: Ромове. Труды X археол. съезда в Риге, т. I, M., 1899, стр. 449, 450. 
187 М. Е Ь е г t. Reallexicon der Vorgeschichte, Bd. IX, стр. 292.


369


Керамика представлена как лепными сосудами, так и изготовленными на гончарном круге. В то время как в Грачевке преобладает лепная керамика, в Логвиново I она имела хождение наряду с гончарной. 
Керамика встречена преимущественно в виде кухонной посуды, о чем свидетельствуют следы нагара, а иногда и остатки пищи (обугленное просо). 
Среди лепной керамики, представленной желтыми и иногда красноватыми сосудами, отличающимися рыхлым тестом, не всегда хорошим обжигом и значительной примесью дресвы, выделяются сосуды баночной и слабо профилированной форм (рис. 40). Размеры их обычно невелики; 1 высота редко превышает 20 см. На сосудах видны следы заглаженности пальцами или штриховка. 
В качестве орнамента на посуде баночных форм чаще всего встречаются защипы по венчику (рис. 41). 
Слабо профилированная керамика имеет более разнообразный орнамент - это ряды перекрещивающихся линий, образующие зигзаги, треугольники, ромбы, разнообразные ямки, нанесенные по тулову сосуда и т. д. 
В отдельных случаях сосуды украшались редкой волной188 (рис. 42). 
Гончарная керамика представлена горшками красного, черного и коричневого цветов, 20-22 см диаметром и до 20 см высотой, тесто которых изготовлено значительно лучше, чем у лепных сосудов, и содержит меньше примесей дресвы. Сосуды имеют закругленный, прямой или несколько отогнутый срезанный венчик, иногда выраженную шейку, высокие плечики и слегка удлиненное тулово.189 
Далеко не все сосуды полностью обточены на гончарном круге, чаще всего обработана лишь наружная сторона, преимущественно шейка сосуда. 
Преобладает линейно-волнистый орнамент, а в отдельных случаях тот же орнамент на лепной профилированной керамике.190 
Гончарная керамика с личейно-волнистым орнаментом появляется и в ряде могильников этой территории 191 (рис. 43). 
В то время как на сосудах баночной формы прослеживается преемственность с более ран-


188 См. Приложение, стр.429-430, 440, 441-442. 
189 Там же. 
190 Там же. 
191 А. В е z z e n Ь е г g е г. Das Graberfeld bei Bludau, Kr. Fischhausen "Prussia", 1914, Bd. 23, H. 1, стр. 245, рис: 89, 90.


370


ними формами керамики, лепная профилированная керамика, во многом сходная с раннегончарной посудой, свидетельствует о проникновении сюда новых форм. 
Сравнивая лепные профилированные сосуды с раннегончарными, можно заметить в них своеобразное подражание этой последней. Иначе говоря, появление профилированной керамики следует связывать с проникновением на эту территорию гончарного круга. 
Весьма интересно, что гончарная керамика, добытая в процессе археологических раскопок, по форме и орнаменту славянского типа. 
Наиболее близкие аналогии находим в керамике севернопольских земель.192 Характерно также, что орнамент лепных профилированных сосудов во многом повторяет орнамент славянской керамики, распространенной на западе вплоть до р. Эльбы.193 
Сказанное позволяет заключить, что одной из особенностей поселений рассматриваемого периода являются формы гончарной керамики славянского типа, которая на этой территории представлена сосудами весьма несовершенных форм и бытует здесь наряду со старыми местными баночными формами. 
Чтобы завершить характеристику керамики, нужно отметить, что на отдельных городищах с мощными оборонительными сооружениями находятся единичные обломки резко профилированных гончарных сосудов горнового обжига. Это хорошо выделанная керамика, серая снаружи и красная изнутри, принадлежит уже развитому средневековью.194 
На поздних поселениях найдено довольно много железных изделий: лемех, серпы, пила, топор, ножи, ножницы, гарпун и т. д. 
Весьма интересен лемех с коротким и широким лезвием и широколезвийный, слабо изогнутый серп195 (рис. 44, 4, 5). Среди железных находок можно упомянуть пилу-ножовку со следами деревянных ножен (?), массивный обушной топор с расширяющимся книзу лезвием (рис. 45, 1; 44, 6), створку осевых ножниц и ножи различных размеров196 (рис. 44, 2; 46, 7, 2). Кроме того, найдены: цепь, служившая, по-видимому, путами (рис. 44, I), массивный рыболовный крючок, гвозди и заклепки, дужки ведер, отдельные украшения (пряжки), стержень и т. д.197 (рис. 45, 2; 44, 2; 46, 3, 4, б). 
Обращают на себя внимание находки гарпуна (рис. 45, 3} и дротика значительных размеров, а также небольшой стрелы. 
Найденные на поселениях железные шлаки (рис. 46, 7) являются, возможно, свидетельством местного железоплавильного производства, сырьем для которого служили встречающиеся здесь в изобилии болотные руды. 
Косвенными свидетельствами широкого употребления железа на поселениях могут быть частые находки точильных камней из песчаника и сланца. Они встречаются в виде больших прямоугольных брусков (до 20 см), служивших для заточки крупных режущих орудий, и небольших камней с отверстием для подвешивания к поясу (?). Наряду с прямо-


192 Н. А. Knorr. Die slawische Keramik. Leipzig, 1937, стр. 127-129. 
193 Следует иметь в виду, что внедрение гончарного круга, сопровождающееся проникновением керамики славянского типа, характерно в это время для всей восточной, а в известной мере и северной Прибалтики. 
194 Н. А. Knorr. Die slawische Keramik, стр. 181. 
195 См. Приложение, стр. 430, 440. Там же. 
196 Там же.


375


угольными, отдельные точильные камни имели треугольную форму198 (рис. 47). 
Керамика и железные изделия принадлежат к числу наиболее массовых находок, остальные единичны или малочисленны. Таковы сланцевые цилиндрические пряслица. Весьма интересны уплощенно-выпуклые пряслица из розового шифера, найденные в Грачевке199 (рис. 46, 8-10). 
Заслуживают внимания отдельные находки изделий из бронзы. К ним принадлежит бочковидная гирька, на уплощенной стороне которой выбит крест200 (рис. 48, 2). Гирьки этого типа довольно часто находят в могильниках Калининградской области.201 
Из других бронзовых находок следует упомянуть несомкнутый пластинчатый браслет с геометрическим орнаментом и ложновитой перстень202 (рис. 48, 1, 3). 
При характеристике инвентаря городищ необходимо остановиться на находках янтаря. 
За исключением Грачевки, янтарь в поздних поселениях почти не найден; в Грачевке же он обнаружен в значительном количестве (около 300 кусков) и в таком же виде, как на раннем поселении. Вполне возможно, что в данном случае здесь использован тот запас янтаря, который был накоплен ранними насельниками Грачевки.203 
При датировке этих поселений следует в первую очередь обратить внимание на появление в их инвентаре гончарной керамики. 
При описании раннегончарной керамики городищ Калининградского полуострова нами отмечено ее сходство с керамикой западнославянских поселений, в первую очередь с керамикой северной Польши. Польская керамика еще в X в. лишь частично обработана на гончарном круге. Это горшки с линейно-волнистым орнаментом.204 
Можно предположить, что в северной Польше и на территории юго-восточной Прибалтики гончарная керамика появляется одновременно. На грани IX-X вв. здесь на соседних землях возникают сходные формы. 
По мнению И. Костржевского, гончарный круг проникает сюда из центральной и южной Польши, где ручной гончарный круг известен еще в VII в.205 
Проникновение гончарной керамики в юго-восточную Прибалтику прослеживается и на материалах могильников. 
В одном из погребений могильника близ Эльблонга, датируемом X в., найдено три сосуда, один из которых лепной, второй


198 См. Приложение, стр. 431, 440. 
199 Там же, стр. 431. 
200 Там же. 
201 "Prussia", 1889, Bd. 21, стр. 270-274. 
202 См. Приложение, стр. 43). 
203 Там же, стр. 432. 
204 J. К о s t г z e w s k i. Pradzieje Polski. Poznan, 1949, стр. 232-233. 
205 J. К о s t г z e w s k i. 1) Kultura prapolska. Poznan, 1947, стр. 258; 2) Pradzieje Polski, стр. 231-232.


377


частично обточен на гончарном круге, а третий целиком сработан на круге.206 
Таким образом, следует считать, что гончарная керамика относится к X в., и этим столетием можно датировать те поселения, на которых найдены первые гончарные сосуды или подражания им. 
Можно предположить, что Логвиново I, где гончарные сосуды составляют значительную часть керамики, принадлежит несколько более позднему времени, чем Грачевка с ее преимущественно лепной керамикой. 
Некоторые основания для датировки могут дать и другие находки на поселениях. 
Еще недавно в нашей литературе пила рассматривалась как предмет сравнительно позднего происхождения. 
Однако в 1951 г. пила-ножовка была обнаружена в Новгороде в слое XI в.,207 а в Польше (городище Рыбница) подобная находка датировалась X в.208 Возможно, что пила из Грачевки, аналогичная польской, также может быть отнесена к этому времени, т. е. к X в. 
Вместе с тем ряд находок свидетельствует о том, что поселения этого типа существуют и в начале II тысячелетия н. э. Так, гирька, схожая с найденной в Грачевке, известна в погребении могильника Шудиттен, где она датируется XI-XIII вв.209 
Браслет из Грачевки имеет сходство с браслетом из Капанос (Латвийская ССР), где такие изделия бытуют в течение длительного периода (с IX по XIII в.); ко времени не ранее XI в. следует отнести и ложновитой перстень.210 
О том, что на поселениях продолжалась жизнь еще и в первые века II тысячелетия свидетельствует также серая гончарная керамика горнового обжига. 
В итоге следует признать, что поздняя группа поселений, возникнув в конце I тысячелетия (IX-X вв.), существует в отдельных случаях до XII-XIII вв. Часть их состоит из городищ, расположенных на мысах, за валами которых располагались превосходившие их по площади селища. 
Второй формой укрепленных поселений являются городища на вершинах высоких холмов, занимающих господствующее положение над местностью. 
Культурный слой как мысовых городищ, так и городищ на вершинах холмов дает основание видеть в этих памятниках не только убежища, но и места постоянного обитания. 
Вместе с тем есть, по-видимому, какая-то разница в назначении мысовых городищ, под прикрытием которых возникали селища, и городищ на холмах, жизнь в которых сосредоточивалась лишь в границах валов. Возможно, что в этом последнем типе укрепленного поселения следует видеть будущие замки.


206 В. Е h г 1 i с h. Elbing, Benkenstein und Meislaten. Ein neuer Beitrag zur Trusoforschung. Mannus-Erganzungsband, 1931, VIII, стр. 3, 410. 
207 А. В. A p ц и х о в с к и и. Раскопки 1951 г. в Новгороде. СА, 1953, № 18, стр. 369. 
208 J. Kostrzewski. Pradzieje Polski, стр. 234. 
209 А. В е z z е п Ь е г g е г. Das Graberfeld verschiedenen Perioden bei Schuditten, Кг. Fischhausen. "Prussia", 1909, Bd. 22, стр. 59. 
210 A. M. Т a 1 1 g r e n. Lalvijas Archaiologija. Riga, 1926, табл. 66, 11.


378


Убежищем в собственном смысле этого слова можно считать лишь городище Марьино.211 
Жилища этой группы памятников принадлежат к типу построек облегченного типа, столбовой конструкции, со стенками из плетня, обмазанного глиной. В центре жилищ находились открытые каменные очаги. 
Большое количество укрепленных поселений на этой территории зафиксировано также письменными источниками. Англосаксонский путешественник Вульфстан, посетивший в конце IX в. южную Прибалтику, отмечал, что в этой стране "много городов", т. е. укрепленных поселений.212 
Подводя итоги изучению поселений Калининградского полуострова в целом, можно прийти к заключению, что перед нами памятники, в культуре которых прослеживается своеобразная преемственность на протяжении всего I тысячелетия до н. э., I тысячелетия и начала II тысячелетия н. э. До некоторой степени об этом свидетельствует то, что значительная часть городищ конца I тысячелетия н. э. возникла на месте поселений первой половины I тысячелетия н. э. Поздние поселения появляются иногда по соседству с ранними. Таковы городища Логвиново I и II. Одно из них, относящееся к первой половине I тысячелетия н. э., было впоследствии заменено укрепленным поселением, заложенным на ближайшем мысу и огражденным двумя мощными валами. На конец, за валами этого городища возникав средневековое поселение, известное по письменным данным. 
Преемственность между ранними и поздними поселениями можно усматривать и в едином принципе устройства оборонительных сооружений. Так, вал городища Логвиново II, где неизвестны слои позднее первой половины I тысячелетия н. э., по устройству своему полностью сходен с валами поздних поселений в Грачевке, Куликово и др. 
Особенностью поселений как ранней, так и поздней группы является широкое использование камня при возведении жилищ, очагов и валов. 
Эту связь можно усмотреть и в однотипности жилых сооружений. Она прослеживается также в некоторых общих формах


211 См. Приложение, стр. 447. 
212 Scriptores Rerum Prussicarum, Leipzig, 1861, t. I, стр. 732.


379


керамики на городищах ранней и поздней групп. 
Наибольшее сходство с обследованными поселениями Калининградского полуострова, помимо городищ собственно Калининградской области, наблюдается в восточной Прибалтике. Употребление каменных кладок при постройке жилищ сближает жилища Ка.лининградского полуострова с широким кругом памятников восточной Прибалтики, Белоруссии и западных областей РСФСР, а формы раннегончарной керамики - с польскими памятниками. Вместе с тем городища Калининградского полуострова выступили в качестве особой характерной группы поселений, специфической чертой которых является мощная система оборонительных сооружений.