Статьи

Зиборева Н.А. Луки и стрелы в юго-восточной Балтии до XIII века.

Выходные данные: Зиборева Н.А. Луки и стрелы в юго-восточной Балтии до XIII века // Сборник докладов 2-ой Балтийской археологической конференции. Калининград. 2008. С.84-106

Рис. 1 - Кремневый и костяной инвентарь неманской ...
Рис. 2 – Кремневые стрелы мезолита (Kulikauskas, K...
Рис. 3 – Костяные стрелы мезолита (Kulikauskas, Ku...
Рис. 4 – Наконечники стрел с поселений: 1 - Прибре...
Рис. 5 - Наконечники неолита из литовского археоло...
Рис. 6 - Наконечники неолита по Герте (Gaerte, 192...
Рис. 7 – Кремневые наконечники стрел на эпоху брон...
Рис. 8 – Изображение на лицевой урне (Trunz, 1977,...
Рис. 9 - Костяные наконечники стрел I тыс. н.э. (K...
Рис. 10 – Типология наконечников по Казакявичусу (...
Рис. 11. Наконечники IX-X вв. с Трусо (Pacifica te...
Рис. 12 - Наконечники из Каукяй (Kulikauskas, 1982...
Рис. 13 - Карта гуннских погребений и находок трех...
Рис. 14 – Гуннское погребение с территории Южной П...
Рис. 15– Погребение с вотивной стрелой из песчаник...
Рис. 16 - Кольцо из Штробьенен (Кулаков, 2003, с.1...
Рис. 17 - Погребение N 88, содержащее обломки стре...
Рис. 18 – Бронзовые стрелки-амулеты: 1- погребение...
Рис. 19 – Стрелы XII-XIII вв.(Kulikauskas, Kulikau...
Рис. 20 - Колонна в Мариенбурге (Кулаков, 2003, с....
 


84


Введение. История изучения. Источники

Лук и стрелы являются важным видом вооружения у многих народов мира, применяемым на войне и охоте. Оно используется, начиная с каменного века, и до наших дней. В регионе Юго-Восточной Балтии специальных исследований по этому поводу проводилось немного. Мне хотелось бы, по-крайней мере, собрать весь имеющийся материал по этому поводу и продемонстрировать распространение, применение и особенности стрелкового оружия в нашем регионе на протяжении всей истории XIII века. Наибольшее количество сведений о вооружении балтов мы можем получить из книг Казакявичюса и Куликаускаса. Основной материал Калининградской области можно найти в публикациях В.И. Кулакова, В.И. Тимофеева, Э.Б. Зальцмана и в работах немецких археологов. Надо отметить, что практически весь литовский материал изучен несравнимо лучше и подробнее, чем местный. Что касается польских источников – все, что удалось найти, содержит достаточно общие данные, либо отдельные находки. Здесь не известно ни одной находки лука местного производства, поэтому все суждения о нем основываются на находках с соседних территорий, находках стрел и изображениях.

Каменный век. Поздний палеолит - неолит

Из общей сборника Археология СССР (Мезолит СССР) нам известно, что в рассматриваемом регионе первые стоянки приходятся на поздний палеолит - ранний мезолит, самой ранней тут считается неманская культура. Она охватывает Юго-Восточную Литву и территорию Калининградской области. Для неманской культуры раннего мезолита характерны кремневые ассиметрично-черешковые наконечники стрел. В инвентаре стоянки Яново отчетливо выступают свидерские традиции: иволистные наконечники стрел с выделенным черешком, плоскоретушированные с брюшка. В позднем мезолите появляются формы с острым черешком, обработанным с брюшка плоской, а со спинки крутой ретушью, с черешком, обработанным противолежащей ретущью (типа Добраничевки), ассиметричные постсвидерские типа Хинтерзее и Хвалибоговица (Гурина, 1989., с.46). Наконечники, найденные непосредственно на территории современной Калининградской области представлены на рисунке 1. 



Рис. 1 - Кремневый и костяной инвентарь неманской культуры в Калининградской области (Гурина, 1989., с.240)

Из археологического материала Литвы эпохи мезолита кроме кремневых (рис. 2), нам известны также костяные наконечники стрел (рис. 3). Они достаточно разнообразны и разделяются на несколько групп.


85


В первую группу наконечников входят плоские стрелы с узким лопатообразным пером, которое иногда занимает половину наконечника, или даже большую его часть. Плоские стрелы, которые очень напоминают перья копий были найдены в Кальнещкяй около Клайпеды (рис. 3:1) и озеро Яр около Сведас. 

Плоские стрелы из Кальнещкяй (бывш. Bachman) на основании пыльцевого анализа H. Gross датировал 8500-8100 до н.э.
Вторую группу костяных стрел составляют наконечники с поперечным срезом с углами. Чаще всего такие наконечники имеют 3 плоскости, узкое сужающееся перо и короткий утолщенный черешок. Один такой наконечник был найдет около Сентаут в Йонешском районе. Такие наконечники были найдены и в Калининградской области и в Эстонии (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961. C. 47). Стрелы из Калининграда орнаментированы очень красивой ломаной линией, а из Йонишкес - украшены волнистой линией (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, C. 50).
Третью группу костяных стрел составляют наконечники с овалом в поперечном сечении, с сильно сужающимся пером и очень коротким черешком (рис. 20; 2). Один наконечник такого типа был найден в речушке истра рядом с Пумпенами, а другой в 1958 году найден в Паланге (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, C. 50).

Рис. 2 – Кремневые стрелы мезолита (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, pav. 18)

Рис. 3 – Костяные стрелы мезолита (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961. pav. 20, 21;7, 28;3)

Наиболее подробно мы имеет возможность рассмотреть местный материал эпохи неолита – ранней бронзы. В.И. Тимофеев и Э.Б. Зальцман раскопали и опубликовали некоторое количество поселений культуры шнуровой керамики (далее КШК) и цедмарской культуры. Наконечники с поселения приморской (жуцевской) культуры Прибрежное изготовлены из местного кремня. Найдены лишь наконечники треугольной («сердцевидной») формы с вогнутым основанием (2 экземпляра) длиной 2 см, ширина в средней части – 1,2 см (рис. 4:1:1-2). По краям обработаны широкой ретушью, причем довольно небрежно. Боковые грани прямые или выгнутые. Э.Б. Зальцман предполагает, что в качестве наконечников могли также использоваться отщепы треугольной формы (Зальцман, 2004. с.68) (рис. 4:1:5) и трапециевидные пластинки со скошенным краем (Зальцман, 2004. с.69) (рис. 4:1:6-11).


Рис. 4 – Наконечники стрел с поселений: 1 - Прибрежное (Зальцман, 2004, с.238); 2 - Тушино (Тимофеев, 2003); 3 – Цедмар А(Зальцман, 2004, С.351); 4 - случайная находка (Зальцман, 2004, С.361)

Зальцман говорит, что треугольные наконечники стрел характерны приморской культуры и КШК в целом. Эти наконечники известны на стоянках Куршской косы, поселениях Нида, Швянтойи, Дактаришке, Жуцево, в южной части бывшей Восточной Пруссии (Kilian, 1955, Karte 7), в поселениях оз. Крятуонас, и др. Сердцевидные наконечники известны и в цедмарской культуре, где также, видимо, связаны с КШК. На более поздних поселениях КШК их количество увеличивается, вытесняя трапециевидные формы.


86


Треугольные наконечники найдены также на поселениях Цедмар А (1 экземпляр, с прямым основанием)(рис. 4:3:38- 39)(Зальцман, 2004. с.148), Тушино (Райкенвальде) (3 экземпляра, с вогнутым основанием) (рис. 4:2:1-4) (Тимофеев, 2003а, с. 131, рис. 7:1-4), а также в Мазурском Поозерье на поселении КШК Дудка (1 экземпляр, с вогнутым основанием)(Guminski, 1997, p. 98, fig. 6). Треугольные наконечники стрел с черешком и наконечники сердцевидной формы в основном обнаруживаются на территории Калининградской области и литовской части Куршской косы на поселениях Нида, Швянтойи (Крайнов, Лозе, 1987, с.53). На многих поселениях распространены ланцетовидные и ромбовидные формы. На поселении Цедмар А в линзе песка, связанного с КШК, обнаружен ланцетовидный наконечник (Зальцман, 2004, с.148). Один наконечник поселения КШК Тушино был треугольным черешковым (Зальцман, 2004, с.147). 

Трапециевидные наконечники заимствованы КШК из предшествующих культур. В бывшей Восточной Пруссии в период неолита они встречаются на отдельных стоянках цедмарской культуры (Утиное болото) (Тимофеев, 1979, с. 66, рис. 3:25, 26). Также на поселениях Цедмара были обнаружены костяные наконечники (Зальцман, 2004, с.148). Скорее всего, на других памятниках они просто не сохранились.
Для литовского археологического материала в этот период также особенно разнообразны кремневые наконечники рис. 5). Немногочисленные типы стрел из мезолита теперь вытесняют наконечники в виде треугольника, разного размера и диаметра ромбические стрелы и стрелы с черешком. Существуют две группы наконечников с черешком: со сколотыми поверхностями, и те, где сколот только черешок (рис. 5:B: 5-8).
Наконечники стрел неодинакого обработаны. Некоторые из них просто обколоты, но встречаются и особенно тщательно обработанные экземпляры, которым придана замечательная форма (рис. 5:A:7,10-14). Часть таких наконечников, особенно в форме сердечка с длинными шипами и зубчатым краем, принадлежит уже бронзовому века (рис. 5:А:5,12) (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, C. 57).

Рис. 5 - Наконечники неолита из литовского археологического материала (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, pav. 23, 27)

Герте приводит несколько видов кремневых наконечников стрел эпохи неолита (рис. 6) (Gaerte, 1929, S. 33.)

Рис. 6 - Наконечники неолита по Герте (Gaerte, 1929, S. 29. Abb.17 ).

Сер. II тыс. до н.э. - сер. I тыс. до н.э. Бронзовый век

На территории Юго-Восточной Балтии нет оловянной и медной руды для выплавки бронзы, поэтому бронзовый век здесь начинается довольно поздно - около середины II тыс. до н.э. (Граудонис, 1987, с.119). 

Герте пишет о том, что на протяжение


87


бронзового века местное населения продолжало пользоваться кремневыми наконечниками (Gaerte, 1929, S.95). 

Серия «Археология СССР» дает общую информацию о том, что в раннем бронзовом веке наконечники стрел делались также из кости. В основном они черешковые, но встречаются и втульчатые. Наконечники с круглым утончающимся к концу черенком и теругольным сечением пера (Граудонис, 1987, с.122). Пятым периодом бронзового века датируются первые бронзовые наконечники стрел (Граудонис, 1987, с.123).

Рис. 7 – Кремневые наконечники стрел на эпоху бронзы (Граудонис, 1987, с.179)

В поморской культуре лицевых урн на территории Польши известно изображение воина на колеснице (рис. 8), предположительно держащего в руках лук. Это изображение можно считать одним из первых указаний на то, что стрелковое оружие использовалось в военных целях. Сама урна принадлежит к 800-500гг. до н.э. (Trunz, 1977, S. 15-7)

Рис. 8 – Изображение на лицевой урне (Trunz, 1977, S. 16)

В сумме, информации на эпоху бронзы немного, что связано с недостаточной изученностью и опубликованностью этого периода на рассматриваемой территории.

V век до н.э. Эпоха раннего железа (Латенское время)

Герте говорит о том, что в этот период наконечники стрел продолжали оставаться кремневыми (Gaerte, 1929, S.95). Вообще же этот период очень слабо исследован.

I тыс. н.э. Местные формы

До V века н.э. продолжают использоваться костяные наконечники стрел. Черешковые наконечники - вторая по величине группа костяных изделий на литовских горожищах(рис. 9: 2-5). Особенно много их было найдено на городищах Петрошуны и Мошкен. Размеры этих наконечников разнообразны, они имеют недлинную ножку и сравнительно узкое длинное перо (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, C. 122). 


Рис. 9 - Костяные наконечники стрел I тыс. н.э. (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, pav. 69)

Начиная с I в. н.э. появляются железные наконечники стрел. Здесь они являются далеко не таким массовым материалом, как на территории Руси. Частично это связано с тем, основная часть находок наконечников приходится на поселения, которые в нашем регионе раскопаны гораздо меньше, чем необходимо. Так в Литве большая часть наконечников найдена на 2-х поселениях: городища Кунигишкяй-Паявонис (Вилкавишкский р-н) датируемом II—IV вв., Аукштадварис (Тракайский р-н) (Казакявичюс, 1988, C.64). Причем, на неукрепленных селищах у подножья городищ железные наконечники стрел встречаются реже, чем на городищах (Казакявичюс, 1988, C.63).


88


Наиболее подробно железные наконечники стрел I тыс. н.э. стрелы рассматривает Казакявичус. Он разделяет их на типы по форме пера и его поперечному сечению: а) с пером листообразной формы, б) с пером ромбовидной формы, в) с коротким пирамидальным пером, г) с трехлопастным пером, д) с шипами. Черешковые наконечники бывают четырех типов — а, б, в, г; втульчатые — трех: а, б, д (рис. 10). (Казакявичюс, 1988. C.65) 



Рис. 10 – Типология наконечников по Казакявичусу (Казакявичюс, 1988, C.65. Рис. 25)

Черешковые наконечники
Тип а —с пером листообразной формы (1 экз.) (рис.10:1)
Обнаружен на городище Кунигишкяй-Паявонис. Его длина 70 мм, ширина пера 17 мм. Поперечное сечение пеpa плоское. Соотношение черешка и пера 1 : 1. Датируется первой половиной I тысячелетия н. э. Похожие наконечники стрел в Восточной Европе появились в начале н. э. и были в обиходе до позднего средневековья (Медведев, 1966, C. 74). На территории Литвы такой наконечник найден в позднем горизонте культурного слоя городища Каукай (Алитусский р-н). В Латвии обнаружен на городище Гробиня (Диепайский р-н) и датируется VIII в. На городище Селпилс (Екабпилсский р-н) такой наконечник был найден вместе с вещами XII—XIII вв. В Северной Европе наконечники данного типа встречаются в археологических памятниках разных периодов, особенно на территории финно-угорских племен. В Швеции они известны из памятников VIII в. По классификации А. Ф. Медведева, это 63-й тип наконечников стрел с пером лавролистообразной формы без опоры для древка (Медведев, 1966. C.74—75, табл. 14:9, 21 : И) (Казакявичюс, 1988. C.65-66).
Тип б — с пером ромбовидной формы (4 экз.) (рис. 10:2—5).
Наконечники с опорой для древка и, без нее. Наконечники с опорой для древка найдены в нижнем горизонте культурного слоя Аукштадварисского городища (2 экз.) (рис. 25:2—3). Их длина 59 и 73 мм, ширина перьев 18 и 20 мм. Поперечное сечение перьев — вытянутый ромб. Соотношение черешка и пера 1 : 1,5. Датируются первой половиной I тысячелетия. Аналогичные стрелы на соседних территориях не обнаружены. Видимо, это очень редкая форма наконечников. Наконечники без опоры для древка найдены во рве Даубаряйского городища (2 экз.) (рис. 25:4—5). Они в очень плохой сохранности. Первоначально их длина достигала примерно 130 мм, ширина перьев — 40 мм. Перья в поперечном сечении плоские. Соотношение черешка и пера примерно 1 : 1. Более точная датировка этих наконечников невозможна. Разные варианты наконечников стрел с перьями ромбовидной формы широко распространены на всей территории Восточной Европы (Медведев, 1966, C. 64—70). Самыми близкими к обнаруженным на территории Литвы являются


89


наконечники 47-го типа VIII—XIV вв., по классификации А. Ф. Медведева (Медведев, 1966, C.68, табл. 13:38, 18:19, 26:13, 30:43) (Казакявичюс, 1988, C.66-67). Тип в — с коротким пером пирамидальной формы (2 экз.) (рис. 10 : 12—13). 

Наконечники стрел обнаружены на Аукштадварисском городище. Общая длина наконечников 85 и 71 мм, длина перьев 15 мм, длина шеек 40 и 26 мм, длина черешка 30 мм. Черешок одного наконечника отломан. Поперечное сечение перьев — равнобедренный треугольник. Соотношение черешка и пера 1 : 4,5. Датируются примерно V—VI вв. На соседних с Литвой территориях подобных наконечников не обнаружено. Аналогичный наконечник встречен в погребении IV—V вв. Беляусского могильника, открытого в Черноморском р-не (Крымская обл.), где умерший был с искусственно деформированным черепом (Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. 1981. C.352, с. 98, рис. 5 : 12; 7, с. 60, рис. 2 : 17)(Казакявичюс, 1988, C. 67).
Тип г — с трехлопастным пером (36 экз.) (рис. 25:9, 14—29) будет рассмотрен в следующей части (Казакявичюс, 1988, C. 67).

Втульчатые наконечники
Тип а — с пером листообразной формы (1 экз.) (рис. 10:11).
Такой наконечник обнаружен на городище Кунигишкяй-Паявонис. Длина уцелевшей части 65 мм, ширина пера 13 мм. Поперечное сечение пера линзовидное. Диаметр втулки 6,6 мм. Соотношение втулки и пера 1:1. Датируется II—IV вв. Похожие наконечники с начала III в. широко распространяются на территории германских племен, встречаются в вооружении носителей пшеворской культуры, ими пользовались и угро-финские племена; у реки Камы такие наконечники появились в I тысячелетии до н. э. и были известны до XI в. н. э. (Медведев, 1966, с. 57). По А. Ф. Медведеву, они причислены к 4-му и 5-му типам (Медведев, 1966. C.57, табл. 30 : 4, 5) (Казакявичюс, 1988, C.72-73).
Тип б — с пером ромбовидной формы (1 экз.) (рис. 10: 10).
Наконечник обнаружен на селище Аукштадварис. Длина уцелевшей части 67 мм, ширина пера 32 мм. Поперечное сечение пера — вытянутый ромб. Соотношение втулки и пера 1:1. Датируется IV—VI вв. Аналогичные наконечники стрел на территории Литвы чаще встречаются в культурном слое городищ конца I — начала II тысячелетия. Например, в Апуоле, Возгеляй (Зарасайский р-н), Каукай. Такой же наконечник найден на городище Селпилс (Латвия) в нижнем горизонте культурного слоя, датируемом V—VII вв. Однако для вооружения жителей территории Литвы, Латвии и других балтских земель такие наконечники стрел не характерны. Больше их обнаруживают на территории германских племен, например, в Швеции — на острове Готланд они встречаются на археологических памятниках второй половины VI в. и более поздних. В западной части территории финно-угорских племен


90


они очень редки, на севере шире распространились с I тысячелетия до н. э., например, у Камы, и использовались до XI в. (Медведев, 1966, C.56, табл. 30 : 3). Это 3-й тип наконечников стрел по классификации А. Ф. Медведева (Медведев, 1966,. C.56, 57, табл. 30 : 3) (Казакявичюс, 1988, C. 73). 

Тип д — с шипами (3 экз.) (рис. 10: 6—8).
Наконечники этого типа обнаружены на городище Кунигишкяй-Паявонис. Длина наконечников 60—82 мм, ширина перьев 23—30 мм. Поперечное сечение перьев — вытянутый ромб и плоское. Диаметр втулок 5—5,5 мм. Соотношение втулки и пера 1 : 1,5. Датируются II—IV вв. Аналогичные наконечники стрел в культурном слое первой половины I тысячелетия других городищ не обнаружены. Они часто попадаются в культурном слое конца I - начала II тысячелетия (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, рис. 300; 217, с. 19, рис. 8: 12—14). За пределами Литвы похожие наконечники стрел появились уже в латенскую эпоху. В начале н. э. они известны носителям пшеворской культуры, а в III—IV вв. появляются на территории западных балтов. В центральной части территории Германии обнаруживаются в погребениях периода великого переселения народов. На других территориях больше их обнаружено в культурном слое VIII—XIV вв. городищ, селищ, городов. Наконечники стрел типа д на городище Кунигишкяй-Паявонис могли попасть либо с территории западных балтов, либо с территории пшеворской культуры.
В культурном слое городищ и селищ Литвы железных наконечников стрел обнаружено очень мало. Гораздо меньше, чем костяных на городищах I тысячелетия до н. э. Такое же положение в соседней Латвии, а также на западе и севере Белоруссии. Частично это можно объяснить тем, что на территории Литвы и в соседних землях до н. э. преобладали орудия и оружие, изготовленные из кости и рога. С I—II вв. н. э. костяные изделия постепенно начинают вытесняться железными, которые, особенно в первой половине I тысячелетия, ценились больше, чем костяные. Испорченные железные изделия исправляли или переплавляли и изготавливали заново, в то время как костяные выбрасывали. Кроме того, большую часть железных наконечников стрел защитники городищ после нападений собирали и использовали вторично. На лесистой территории Юго-Восточной Балтии лук и стрелы также не были столь популярным оружием, как например, в зонах лесостепи и степи, где наконечники стрел встречаются в почти каждом мужском погребении (Казакявичюс, 1988. C.73-74).
Ф.Д. Гуревич упоминает о находках железных наконечников стрел на поселениях конца I тыс. н.э. (Гуревич, 1960., с.372), в том числе о находке железного наконечника стрелы (Гуревич Ф.Д. с.372) на позднем поселении городища Грачевка, это – обломок длиной 2,5 см с небольшим пером, лежал внутри


91


помещения (Гуревич, 1960., с.430). Также Ф.Д. Гуревич говорит о находках стрел в погребениях III-V вв. в Коврово (Гуревич, 1960., с.384-386), ссылаясь на Ostpreussische Altert?mer (Tishler, Kemke, 1902, с.17, 23, 24), однако в этой книге на указанных страницах есть только копья, и, скорее всего, просто произошла некая путаница. Причина подобного явления в том, что для нашей территории не разработаны четкие критерии, по которым можно было бы отличить втульчатые стрелы от очень маленьких сулиц. Таковыми критериями должны являться: вес наконечника, диаметр втулки. 

Максимальный вес наконечника должен быть выведен исходя из максимальной силы лука. Поскольку луков в Пруссии не найдено – допустимо использовать европейские аналоги, за исключением тех областей, где он являлся основным оружием, и, соответственно, мог быть мощнее. Точные расчеты по соотношению можности луков с параметрами стрел можно получить из специальной литературы (Коробейников, Митюков, 2007), однако чтобы выявить физическую возможность стрельбы достаточно сделать лук соответствующего натяжения и стрелу с соответствующими параметрами. Ближе всего к нашему региону найдены боевой лук из Хедебю (изготовлен из тиса, длина 191 см, поперечник 4.0х3.3см) (Paulsen, 1999) и лук из Полоцка (лук 11 века длиной 98 см., из цельного куска древесины, овальный в сечении, обмотан берестой, находится в экспозиции Беларусского краеведческого музея, детально не опубликован), скорее всего охотничий или детский. После проведения эксперимента необходимо взвесить все наконечники стрел, а также спорные предметы – скорее всего они достаточно четко разобьются на две части. Вообще же для нашего региона нет никаких исследований по весу стрел, и я считаю что такую работу необходимо проделать в будущем.
Внутренний диаметр втулки не может быть больше 1 см, потому что, во-первых, в европейской и азиатской археологии не известны стрелы толще, а во-вторых большая толщина древка серьезно ухудшает полетные качества, как и утолщение древка к наконечнику.
На поселении трусо найдены втульчатые наконечники типа д и черешковые типа б по Казакявичусу, а также очень узкий четырехгранный с опорой для древка (рис. 11).

Рис. 11. Наконечники IX-X вв. с Трусо (Pacifica terra. Prusowie-Slowianie-Wikingowie u ujscia Wisly, 2004, S.111).

К сожалению, на момент написания статьи мне была недоступна монография Казакявичюса, посвященная оружию балтских племен до XIII века, поэтому я буду опираться на работу Куликаускаса «Городища Занеманья», хотя основной материал его исследования происходит с одного городища Каукяй.
Он датирует IX-XI веком несколько групп наконечников (рис. 12).
Втульчатые стрелы с шипами (рис. 12:В). У одних перо треугольное, короткое, шипы треугольные, у других они длинные, загнутые и как бы прижаты к черешку (рис. 12:B:3,6).


92


Это очень редкий тип, и эквивалент ему до сих пор не найден. Наконечники с плоским треугольным пером с ответвлениями в стороны на литовских городищах находятся часто, но они не датированы (Kulikauskas, 1982. p.59 ). Черешковые стрелы с шипами (рис. 12:Б:4-5). Один из экземпляров достаточно длинный, 10,9 см, перо узкое длинное, с поперечным сечением в виде плоского ромба, а бока заканчиваются длинными, узкими, острыми шипами (рис. 12:Б:4). С первого взгляда он напоминает гапун. К верхушке шейка закручена, потом расширяется и заканчивается заостренным концом, который выглядит как бы вставлен во втулку. Закрутка верхней части втулки или черешка встречается, но достаточно редко (Kulikauskas, 1982, p. 59). Самую большую группу найденных на городище наконечников составляют черешковые наконечники с ромбовидным пером (около 30) (рис. 12:А). Их можно разделить на 2 группы. Перо наконечников первой группы длинное, в форме широкого вытянутого ромба черешок обычный. Наконечники второй группы – с черешком, который вдет как-бы во втулку. Наконечники данных групп также будут отличаться друг от друга и формой пера (Kulikauskas, 1982. p. 60). 


Рис. 12 - Наконечники из Каукяй (Kulikauskas, 1982. pav. 147, 149, 150)

V-VIII вв. Вторжения кочевых племен

V век н.э. в мировой истории связан с Эпохой Переселения. Гуннские погребения, а также находки характерных для них трехлопастных стрел как бы опоясывают регион (рис. 13). На территории современной Южной Польши найден гуннский лук с золотыми накладками (рис. 14), реверсивный, сложносоставной (Jazdzewski, 1981. C. ). Также нужно отметить погребение с вотивной стрелой из песчаника (Kylakov, 2006) (рис. 15).


Рис. 13 - Карта гуннских погребений и находок трехлопастных стрел (Kulakov, 2006. C.298)


Рис. 14 – Гуннское погребение с территории Южной Польши (Jazdzewski, 1981. ryc. 179).


Рис. 15– Погребение с вотивной стрелой из песчаника (Kulakov, 2006, с.296).

Казакявичус приводит в своей типологии обозначает подобные стрелы как тип г — с трехлопастным пером (36 экз.) (рис. 11:9, 14—29). Наконечники имеют широкое и узкое перо. Наконечники с широким пером (28 экз.) найдены на городище Аукштадварис и на некоторых других поселениях, а также в могильнике Плинкайгалис, в погребениях середины V в. № 162 и 336. Длина наконечников от 55 до 75 мм, ширина перьев 10—22 мм. Перья ромбовидной формы составлены из трех лопастей, в поперечном сечении имеют форму треугольной звездочки. Соотношение черешка и пера 1 : 2. Наконечники с узкими трехлопастными перьями найдены на городище Аукштадварис (8 экз.) (рис. 11:11 — 15, 18—24). Длина целых наконечников до 81 мм, ширина перьев от 8 до 12 мм. Соотношение черешка и пера 1 : 1,5. Перья наконечников стрел этого типа с черешком образуют прямой угол — упор для древка (Казакявичюс, 1988, C.67).


93


Больше всего трехлопастных стрел найдено на поселениях Аукштадварис (Тракайский р-н) и Аукуро Калнс в Кярнаве. Причем Аукуро Калнс все наконечники найдены в слое пожара и разрушения, среди обломков человеческих костей (Лухтан, 1997, С.15). 

Два наконечника стрел с трехлопастными перьями найдены Казакявичусом на Плинкайгальском могильнике. Оба глубоко вонзились в кости погребенных, что указывает на их насильственную смерть (Казакявичюс, 1988. C.70).
Трехлопастные наконечники стрел не характерны для балтских племен. Они не обнаружены на территории Латвии, не найдены в ареале древнепрусских племен на территории нынешней Калининградской обл. и в северо-западной части Польши (но обнаружены в южной части). Мало подобных наконечников попадалось в балтской среде междуречья Днепра и Немана, здесь собрано около 20 таких наконечников (25, с. 50). Обнаруженные на территории Литвы наконечники близки к 19-му типу наконечников стрел по классификации А. Ф. Медведева. Исследователи считают их типичными для вооружения кочевых племен (Казакявичюс, 1988, C.71-72).
Следует считать трехлопастные наконечники результатом набегов кочевых племен, а конкретнее гуннов. Что характерно – в последующие века такой тип стрел не обнаруживается на Балтии. А. В. Лухтан предполагает, что эти отряды, награбив, либо вернулись обратно в Южную Польшу, либо были полностью уничтожены местным населением (Лухтан А.В. 1997. С.17). В любом случае, балтские племена не заимствуют эту форму наконечника. Скорее всего, не заимствуют они и тип лука, поскольку такое мощное оружие, во первых, достаточно сложно в изготовлении, а во-вторых, подобное заимствование должно было неизбежно отразиться на распространении наконечников на более поздних поселениях, при войнах с соседями, чего не наблюдается.

С VII-VIII веками связана борьба пруссов против жителями Мазурского Поозерья и присоединившимся к ним аварами. Итог этой борьбы запечатлен на кольце (гривне) из Штробьенен (рис 16), созданном аварским златокузнецом на рубеже VII-VIII вв. (Кулаков В. И., 1991, с. 139). Причем, лучник – снова не местный житель. Это аварский воин.


Рис. 16 - Кольцо из Штробьенен (Кулаков, 2003, с.180)

IX-XI вв. Эпоха викингов

К этому периоду относятся первые найденные в соседних с Пруссией областях луки. Это уже упоминавшиеся луки из Хедебю (целый лук и фрагменты пяти луков изготовлены из тиса, один обломок принадлежал луку, изготовленному из вяза) (Paulsen, 1999)– целый ясеневый лук длиной 191, и лук из Полоцка. 

Частое использование лука викингами подтверждено как сагами, так и вещественными находками. Прекрасным примером служит находка в Хедебю (Paulsen, 1999). Однако, на


94


балтские племена это практически не повлияло, лук по-прежнему является вспомогательным оружием, на которое обращают не очень много внимания. Изредка в погребениях встречается по одной стреле, причем встречается как в обычных, так и в богатых погребениях. Рассмотрим их немного подробнее. 

Муромское (Лаптау), Зеленоградский р-н, грунтовый могильник X-XI вв. Раскопки А. Бецценбергера (1914) В погребении N 15, в числе военного инвентаря найдена стрела. (Кулаков. В.И. Древности пруссов. САИ. с.72). Сосновка, Зеленоградский р-н, грунтовый могильник X-XI вв. Погребение N 1, в числе богатого военного инвентаря (меч, 5 копий, 2 ножа) стрела. (Кулаков. В.И. Древности пруссов. САИ. с.86)
Ирзекапинис, погр. 43 (рис.17). КРМ, погребение с конем, вторая пол. XI в., в верхнем ярусе из военного инвентаря кроме двух копий III – свернутый в виде квадрата бронзовый дрот, мелкие фрагменты железных предметов (остатки обернутых бронзовым дротом стрел?) (Кулаков В.И. Ирзекапинис C. 232).
Ирзекапинис, погр. 88. КРМ, погребение с конем, вторая пол. X в., в верхнем ярусе, потревоженном распашкой, втульчатый ланцетовидный наконечник стрелы (Кулаков В.И. Ирзекапинис C. 246).


Рис. 17 - Погребение N 88, содержащее обломки стрел (?) Ирзекапинис (Кулаков, 1999, C.234 Рис. 30)

Возможно, стрела может обозначать выдающееся умение во владении луком при жизни или любовь погребенного к этому виду вооружения, тогда как копья и меч являются традиционной частью инвентаря, не зависящей от способностей воина. Также на Ирзекапинисе, в погр. 119. КРМ (рис. 18:1), найдена миниатюрная бронзовая стрела. Возможно, она является просто амулетом, никак не связанным со стрельбой.

Рис. 18 – Бронзовые стрелки-амулеты: 1- погребение 119, Ирзекапинис (Кулаков, 1999, C. 254. Рис. 50); 2 - погребение N 127 Суворово (Кулаков, 1990. с.104, Табл. X)

Поселения в Калининградской области раскопаны очень мало, и данных по ним практически нет.

XII-XIII вв.

На территории Калининградской области стрелы найдены в следующих погребениях:
Тюленино, Полесский р-н, грунтовый могильник XII-XIII вв. Раскопки Э. Холлака (1893) Ингумация N 1 – инвентарь: фрагмент гривны, копье, стрела, два ножа.(Кулаков, 1990, с.71)
Суворово, Гвардейский р-н, грунтовый могильник V-XIII вв. Раскопки Тошке и Эглера (1928) Погр N 127 (инг.) – у правой стопы бронзовая стрела-амулет (рис. 18:2), XII-XIII вв. (Кулаков, 1990. с.64-65).
В общем, по сравнению с предыдущими веками, ситуация не изменяется.
Л. Окулич-Козарын пишет следующее: «Необходимым оснащением прусского воина, сражающегося на коне или пешим, был деревянный лук и колчан со стрелами. Прусские


95


луки были оружием необычайно простой конструкции и состояли из деревянных прутьев и прикрепленных к ним тетив» (Okulicz-Kozaryn, 1983, C. 220). 

На территории Литвы стрелы обнаружены в культурном слое следующих городищ: Апуоле, Импилтис, Велюона, Дербутай, Аукштадварис, Немечине, Мажулёнис. Наконечники были черешковые и втульчатые, с достаточно разнообразными, независимо от способа крепления, перьями (рис. 19). Больше всего в то время использовались наконечники с пером в виде плоского ромба, с пером в виде треугольника с двумя шипами (рис. 19;2), и особенно тяжелые наконечники стрел с поперечным сечением в виде ромба (рис. 19;9). Последние наконечники стрел, особенно тяжелые экземпляры, стоит считать считать наконечниками для арбалетных болтов (Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961, C. 430).


Рис. 19 – Стрелы XII-XIII вв.(Kulikauskas, Kulikauskiene, Tautavičius, 1961. pav. 300).

Единственным изобразительным источником, иллюстрирующим применение лука местными племенами является один из рельефов на капители колонны из орденского замка Мариенбург (ныне - Мальборк Варминьско-Мазурского воеводства Польши) (рис. 20). На нем изображена схватка между крестоносцами и пруссами на завершающем этапе борьбы последних за независимость. Часть рельефа занимает стреляющий из короткого, сложносоставного лука бородатый и длинноволосый прусс (Кулаков, 2003, с.184). По изображению можно предположить существование у пруссов сложного лука, однако это противоречит утверждениям Л. Окулич-Козарын и археологически пока ничем не подтверждено. Вероятнее всего, скульптор вместо прусса изобразил монгола, которого когда-то видел.


Рис. 20 - Колонна в Мариенбурге (Кулаков, 2003, с.185).

Итоги

Стрелковое оружие на протяжении всей истории до XIII века не считалось престижным у местных жителей, а также всех пришельцев (германцы), кроме кочевых племен. Однако на все века, кроме раннего железного века, есть находки наконечников стрел на поселениях, и, изредка, в погребениях, поэтому не стоит исключать его при исследовании военного дела региона. По сравнению с территорией Древней Руси ассортимент наконечников мал. Кочевые вторжения никак не отразились на дальнейшей судьбе этого оружия. 

Мы совсем не располагаем археологическими материалами по местным лукам.
Основная проблема в изучении вопроса – крайне малая исследованность поселений. Также существуют проблемы в методологии: до сих пор не определены критерии отличия втульчатых наконечников стрел от маленьких сулиц, никем не измерялся вес наконечников стрел.
Дальнейшее изучение вопроса возможно после получения более полных данных по поселениям Калининградской области и Польши.


96


Литература

Гуревич Ф.Д.,1960. Из истории Юго-Восточной Прибалтики в I тысячелетии н. э. // МИА СССР, № 76. Ленинград. 
Гурина Н. Н., 1989. Мезолит Латвии и Эстонии // Археология СССР. Мезолит СССР. М.
Граудонис Я.Я., 1987. Восточная Прибалтика. // Археология СССР. Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М.
Зальцман Э. Б., 2004. Поселения культуры шнуровой керамики на территории Калининградской области. Калининград.
Казакявичюс В., 1988. Оружие балтских племен II-VIII веков на территории Литвы. Вильнюс.
Коробейников А. В., Митюков Н. В., 2007. Баллистика стрел по данным археологии: введение в проблемную область. Ижевск.
Крайнов Д.А., Лозе И.А., 1987. Культуры шнуровой керамики и ладьевидных топоров в Восточной Прибалтике. // Археология СССР. Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М.
Кулаков В.И., 1990. Древности пруссов VI-XIII вв. САИ. Вып. 4. Г 1-9. М.
Кyлакoв В.И., 1999. Ирзeкапинис.// Strаtum plus N 5.
Кулаков В.И., 2003. История Пруссии до 1238 года. М.
Лухтан А.В., 1997. Война V века в Литве. // Гiстарычна-археологiчны зборник № 11. Минск.
Медведев А. Ф., 1966. Ручное метательное оружие. Лук и стрелы, самострел VIII-XIV вв. САИ. Вып. Е 1-36. М.
Тимофеев В.И., 1979. Памятники каменного века восточной части Калининградской области // КСИА. Вып. 153. М.
Тимофеев В.И. Памятники культуры шнуровой керамики восточной части Калининградской области (по материалам исследований 1970-1980-х гг.). Древности Подвинья: исторический аспект. СПб. 2003. с.199-133.
Gaerte W., 1929. Urgeschichte Ostpreussens. Königsberg.
Guminski W. Finds of Funnel Beaker, Globukar Amphora, and corded Ware Cultures in Dudka, the Great Masurian Lakeland. The Built Enviroment of Coast Areas during the Stone Age. 1997.
Jazdzewski K., 1981. Pradzieje Europy Srodkowej. Wroclaw: “Zaklad Narodowy im.Ossolinskich”.
Kulakov V., 2006. Das Echo der Hunnekriege ins Baltikum.// Del l'Âge du fer au haut Moyen Âge Archeologie funeraire, princes et elites guerrieres. T. 15.
Kulikauskas P., Kulikauskiene R., Tautavičius A., 1961. Lietuvos archeologijos bruožai. Vilnius.
Kulikauskas P., 1982. Užnemunes piliakalniai. Vilnius: “Mokslas”.
Jazdzewski K., 1981. Pradzieje Europy Srodkowej. Wroclaw: “Zaklad Narodowy im.Ossolinskich”.
Okulicz-Kozaryn ?., 1983. Zycie codzienne Prusow i Jacwiegow w wiekach srednich (IX-XIII w.). Warszawa.
Tishler O., Kemke H., 1902. Ostpreussische Altertümer. Königsberg.
Trunz H., 1977. Pferde im Lande des Bernsteins. Berlin-Hamburg.
Pacifica terra. Prusowie-Slowianie-Wikingowie u ujscia Wisly. Katalog wustawy Malbork 2004. 2004.
Paulsen H., 1999. Pfeil und Bogen in Haithabu. Berichte uber die Ausgrabungen in Haithabu. Bericht 33.

Список сокращений

КСИА – краткие сообщения института археологии
КСИИМК - краткие сообщения института истории материальной культуры
КШК – культура шнуровой керамики
САИ – сборник археологических источников