Статьи

Сташулане И. Куршский археологический текстиль

Перевод статьи I. Stašulāne. Couronian archaeological textile finds

 

На месте археологических раскопок на территории современной Латвии практически нет сохранившихся свидетельств о ранней одеждые куршей. Небольшие кусочки тканей, находимые обнаруженные вместе с украшениями в некоторых захоронениях куршей раннего и среднего железного века на территории современной Латвии ничего не говорят нам о комплекте вещей, составляющих одежду куршаей, или о ее крое. Образцы реставрированных тканей не более 3,5 x 8 см и, в некоторых случаях, это лишь отдельные нити сгнившей ткани, сохранившиеся в виде коррозии на украшениях. Не было найдено никаких особенностей, таких как край ткани, шов или следы шитья, которые могли бы указать на предназначение одежды, но кусочки позволяют охарактеризовать саму ткань и ее особенности. Все находки на этот период - это образцы шерстяной ткани, которые были доставлены из пяти захоронений Rucavas Mazkatuži (могильник Mazkatuži, Руцавский край, прим. ред.) и десяти из Rucavas Ģeistauti (дер. Ģeistauti, Руцавский край, прим. ред.). Также есть небольшое количество образцов из Vērgales Ošenieki (Ošenieki, волость Vērgale, Павилостский край, прим. ред.) и из нескольких захоронений Западной Литвы.

 

Ткань, от которой остались эти маленькие фрагменты была саржевого переплетения 2/2 из шерстяных нитей одинарной скрутки. Нити были искусно и плотно скручены, диаметр менее 1 мм. (0,5-0,8мм). Плотность ткани была очень высока: 8/10,10/12,12/12,12/14 нитей на см2. Лишь несколько фрагментов ткани имели более низкую плотность: 6/6 6/9-10 нитей на см2. Органические образцы из Rucavas Mazkatuži, включая текстиль, были исследованы при помощи микроскопа в 1925 г. ботаником Райнхольдом Купфером, он измерил диаметр нитей и волокон, из которых они состоят. Он обнаружил, что в большинстве своем это была шерсть овец, несколько образцов содержали конский волос. Он же был замечен на некоторых тканях из Rucavas Ģeistauti и предположительно происходит от контакта между одеждой и животными. На обоих участках (раскопах) были также реставрированы кусочки меха. Нити и основы и утка тканей из Rucavas Ģeistauti закручены в одном направлении или в противоположных направлениях, в то время как все фрагменты тканей из Ģeistauti закручены в противоположных направлениях - Z и S. Несколько тканей из этого места (комплекса) сохранили следы голубого красителя. Несколько захоронений содержали разные образцы тканей, отличающихся по толщине нитей, плотности скручивания и плотности ткани. На этих нескольких образцах тканей куршей не обнаружено украшения металлом тканого текстиля, как мы находим на территории современной Латвии начиная с 7-го века н.э. и далее.

 

Фрагмент шерстяной ткани.  Rucavas Ģeistauti, погребение 2. Фото Р. Канинш

 

Самые большие и самые важные фрагменты текстиля были обнаружены в кладе из Тирского торфяника в Руцавском крае, датируемого 9-м веком и широко описанногоы в литературе. К сожалению, клад, найденный в 1936 г. был выявлен не в ходе профессиональные раскопок, а при добыче торфа, и находки были сильно повреждены в результате неумелого извлечения. Таким образом, была утеряна важная информация, которая могла бы иметь место при бережной регистрации и изучении контекста находок. Более 150 фрагментов тканей направлены в итоге в музей вместе с другими объектами. Они представляют собой более чем десять разных тканей, среди которых есть как прекрасные, тщательно сотканные экземпляры, так и очень грубые, примитивные ткани, и даже фрагменты сильно изношенной, заштопанной одежды. Только небольшое количество фрагментов может быть идентифицировано как происходящее от конкретных элементов одежды, но, в комплексе этот текстиль может рассматриваться как относящийся к комплекту мужской одежды. Многие образцы безошибочно относятся к фрагментам обмоток, ткани одетой на ноги (помимо обмоток), тканых на дощечках лент, худа и капюшона. В настоящий момент невозможно определить, от какой одежды происходят оставшиеся фрагменты тканей.

 

Среди самых важных находок – большая накидка/плащ, который, несмотря на сильные повреждения, может быть реконструирован почти полностью. Это самое значимое вещественное доказательство, относящееся к латвийским древним плащам. Сохранилась тканая на дощечках отделка на начальной и конечной кромке, показывающая, что он ткался на вертикальном ткацком станке, тогда как обе боковых кромки плаща разные. Длинные стороны плаща не отделаны ткаными на дощечках лентами: у одного была естественная кромка (по другим публикациям это "усиленный" край, имеющий переплетение, отличающееся от основной ткани, прим. ред.), другой же был дважды подогнут и прошит нитью другого цвета. Узкие тканые на дощечках кромки на концах были простыми одноцветными лентами, сотканными из тех же синих нитей, что и сам плащ. Похожие фрагменты простых лент на дощечках уже находили в более поздних захоронениях. Плащ был соткан с использованием начальной кромки на дощечках, которая не формирует кисточек на концах. На противоположном конце (ткани, прим.ред.) нити основы вплетены обратно в ленту, что делает их практически невидимыми снаружи. Темно-синий плащ был очень большой, размером 110 х 210 см и был соткан саржей 2/2 из качественной, тщательно выделанной шерстяной нити. Вдвое скрученная нить диаметром 0,5 мм (Z,Z>S) использовалась для основы, тогда как уточная нить значительно толще - 0,75 мм. Плотность нитей составляет 16V/12А на см2. Разные нити утка, Z-скрученные и S-скрученные, располагаются попеременно: меняя направление кручения каждые четыре ряда, таким образом, что создается впечатление ткани в полоску в уточном направлении. Подобные ткани были очень широко распространены в Западной Европе в 1-м тысячелетии н.э.

 

Фрагмент ткани от края плаща. Клад из Тирского торфяника (9170:11). Фото Р. Канинш

 

Также уникален худ, представленный в виде нескольких фрагментов коричнево-желтой клетчатой шерстяной ткани, сотканной саржей 2/2 и опознаваемой среди многих других находок текстиля. Худ был сделан из небольших полос довольно грубой шерстяной ткани, которая была сложена в направлении утка и сшита вместе изнутри вдоль края ткани. Изнутри ткань худа была поднята(?) и подбита мехом и пухом. Биологи смогли идентифицировать мех как происходящий от европейской норки, а пух - от рябчика. Самый большой сохранившийся фрагмент верхней части худа имеет ширину 15 см и высоту 21.5см. Верхний край ткани прерывается, но, судя по похожим находкам шелкового головного убора из Йорка, подобный худ был шириной всего 16 см.

 

Шерстяной худ. Клад из Тирского торфяника (9170:2). Фото Р. Канинш

 

Находки из клада Тирского торфяника включают в себя несколько фрагментов обмоток 13 см шириной, сотканных саржей 2/2 с изменением направления оси (?) каждые десять нитей. (саржа-елка? прим. ред.). Они были ранее сильно изношены, что можно видеть по следам носки на ткани и множеству следов штопки вдоль краев.

Фрагмент обмоток со следами штопки. Клад из Тирского торфяника (9170:15). Фото Р. Канинш

 

Есть также 3 фрагмента одежды для ног из очень грубой саржи 2/2, скорее всего они носились внутри кожаной обуви на месте носков. Ткань, сложенная (смятая? прим. перев.) в различных направлениях, с только 3-4 нитями основы и 2-3 нитями утка на см2 была закреплена рыжеватой нитью. Внутренняя часть ткани от носки скаталась комочками.

Фрагмент ткани от "одежды для ног". Клад из Тирского торфяника (9170:17). Фото Р. Канинш

 

Другие ясно различимые ткани включают в себя одноцветные или узорчатые ленты тканые на дощечках, которые могли использоваться для закрепления обмоток, кусок плетеного красного шнура и моток шерстяных ниток. Сохранившиеся образцы тканей не могут быть идентифицированы как происходящие от конкретных деталей одежды вследствие отсутствия атрибутирующих характеристик. Они включают фрагменты тканей, сотканных различными переплетениями и явно отличающихся по качеству. Однако, визуальный осмотр и подсчет нитей фрагментов, происходящих от разных тканей, может быть полезным (дословно:"выдающимся", прим. перев.). Некоторые образцы до сих пор сохранили кромку и сшитые стыки (швы, прим. перев.). В этот текстильный материал входят редко встречающиеся находки: кусок шерстяной ткани с не шерстяными нитями в утке, клетчатая шерстяная ткань полотняного переплетения из двух цветов, фрагменты очень качественной саржи-елочки, которая встречается среди находок 12-13 вв. и фрагменты красной шерстяной ткани полотняного переплетения с вплетенными в нее пучками непряденой шерсти. Качество некоторых переплетений и материалы, включая те, что использовались для плаща, позволяют предположить, что они происходили с территорий за пределами современной Латвии.

Фрагмент ленты тканой на дощечках (от целайне) с бронзовыми колечками. Lībagu Sāraji, погребение 6 (12816:66). Фото Р. Канинш

 

Меньше данных о текстиле куршей более поздних веков, т.к. кремация постепенно стала преобладающим погребальным обычаем, что привело к уничтожению всех органических материалов.

 

Следующий экземпляр сохранился в погребении 5 Aizvīķu Tiltiņi (Tiltiņi, волость Aizvīķu, Приекульский край, прим. ред.). Здесь найдено несколько темно-коричневых нитей Z-крутки, на которых поочередно располагались желобчатые/рифленые бронзовые колечки, формируя крест. К одному из колец нижнего ряда было прикреплено большее кольцо (сведенное, прим. ред.), в которое была вкручена бронзовая проволока.

 

На территории современной Литвы, где было произведено больше раскопок куршских захоронений, восстановлено большое количество текстильных находок 8-12 вв. Несмотря на малый размер, они отображают большое разнообразие переплетений и качества тканей. Наравне с обычной саржей 2/2 (диагональ, прим. ред.) здесь встречаются образцы бриллиантовой саржи (ромбовидная саржа, прим. перев.), а так же саржи елочкой и rippenkoper (скорее всего имеется саржа 2/1 или 3/1, прим. ред.). Особенностью прибрежного региона является саржевая ткань 2/2 с сильно скрученными нитями основы и бОльшими по диаметру и менее плотно скрученными нитями утка. Это находки только из мужских захоронений.

Фрагмент края вилайне отделанный тканой на дощечках лентой. Dundagas Laukmuiža, случайная находка. Фото Р. Канинш

 

Расплавленные фрагменты цепочек, бронзовые спирали и скобки (колечки, прим. ред.) находили во многих куршских кремациях, но долгое время не могли определить, использовались ли они как декор деталей одежды или служили для другой задачи. В местах захоронений Piltenes Pasilciems (могильник Pasilciems, г. Piltene, Вентспилсский край, прим. ред.) и Užavas Silmalciems (Silmalciems, волость Užava, Вентспилсский край, прим. ред.) находки частично расплавленного металла были восстановлены. Бронзовые скобки/колечки, расположенные в стиле, соответствующем формам декорирования тканой на дощечках тесьме 13-14 вв. на шерстяных накидках указывают на то, что декорирование бронзой использовалось для украшения женского платья куршанок повсюду на территории современной Латвии. Эти находки представлены лентами ткаными на дощечках с вотканными бронзовыми элементами из куршских кремаций. Куски лент тканых на дощечках, сделанных в манере сходной с погребением 6 в Lībagu Sāraji (могильник Sāraji, волость Lībagu, Талсинский край, прим. ред.), позволяют отнести более поздние находки текстиля с другим типом украшения из северной Курземе, датируемые 13-15 вв., к куршам, а не к «куронизированным ливам». Начиная с конца 13 в. и позднее в северно-западной части Латвии, соответствующей современным районам Ventspils, Tukums и Talsi, ингумация появляется снова, и здесь обнаруживается ткань, декорированная бронзовыми скобками/колечками. Захоронения, богатые на украшенные или не украшенные ткани разных видов были найдены на средневековых кладбищах Anse и Puzes Lejaskrogs, часть этого материала была опубликованы ранее. Эти находки позволяют реконструировать набор одежды, составляющий женское одеяние 13-15 вв. и способ его декорирования. Декорированное одеяние включало в себя шерстяные шали, обмотки, передники и головные уборы. В зависимости от метода изготовления одежды и декорирования, и в зависимости от комплекта одежды, отличают платья из разных областей, это характеристики, которые прослеживаются в течение длительного периода времени - вплоть до 16 в. Характерные особенности включают в себя "бриллиантовую" саржу (ромбовидная саржа) для шерстяных шалей и декорирование шалей несколькими лентами ткаными на дощечках, в которые вплетены/вотканы маленькие бронзовые скобки/колечки, так же как короткая бахрома шалей, обмотки декорированные вотканными в них бронзовыми колечками, фартуки, декорированные бронзовыми колечками, редкие головные уборы из бронзовых спиралек, полный внешний вид которых не определен до сих пор, и ряд других особенностей. В то же время в традициях компоновки и изготовления одежды можно определить небольшое влияние соседей, в частности ливов и жителей эстонских островов.

 

Образ куршского одеяния древности, а именно сам комплект вещей его составляющего и крой одеяний, особенно на ранних этапах развития, в настоящее время не установлен по причине малого количества находок текстиля. К тому же остается большое количество разных вопросов для дальнейших исследований, касающихся присвоения находкам тканей 13-14 вв. к конкретным этническим группам, происхождения и эволюции этих тканей и различных факторов, влияющих на их развитие.

 

 

Перевод К. К. Зверева, редакция Н.А. Давыдова.

 

Оригинал: I. Stašulāne. Couronian archaeological textile finds. Kurši senatnē ('Couronians in antiquity'). LNVM: Riga, 2008 (in particular, p.101-107: 'Couronian archaeological textile finds').

 

Дополнительно:

 

Статьи по теме:

Ninth Century Shields from Tira Bog, Latvia

Cloak from Tirā bog, Latvia